Чили.ру

Очерки русскоязычного гетто

“ГОСПОДЬ СОТВОРИЛ НАС БЕСПЛАТНО”

Впрочем, работал он всего не то 5, не то 6 дней, данные расходятся. А затем почил на софе, апатично наслаждаясь зрелищем разгона протестующих в городах-героях Москве и Минске по ящику. Ну а если вы ждете от меня пост про политику – не надо, не ждите. Все, что я мог бы сказать о политике, если бы захотел, было бы просто – я ненавижу гапоновщину всех разновидностей, и вроде не 1905-й год на дворе, и XXI век местами на планете настал, а на постсоветской духовно-интеллектуальной пустынной планете все те же старые трюки и те же самые гэбэшные провокаторы ведут народ на перепись в полицейских околотках да под шлепки полицейских дубинок по телам. Спасибо что не на шашки казачьих сотен и не на штыки семеновских лейб-гвардейцев, но это потом – в будущем прошлом, каким бы пошлым и рецидивно-шизоидным оно нам все еще ни казалось. И пока на лубянках топорно мастерят мученический крест будущему отцу очередной оттепели, пока вся эта навальщина креативно-гэбэшная пудрит мозги студенчеству и школоте, а истинные враги системы возмущенно ворочаются в своих гробах, Господь не встанет с софы даже пыль с телевизора смахнуть, поверь.

Читаю новость. В Нью-Дели во время испытаний чудо-робота-уборщика, созданного ушлыми индийскими студентами-электромеханиками, машина широким жестом подарила девочке из толпы мишку-тэдди. Девочка была из народа. Робот, естественно, пиарился. И я думаю, как жалко, что уже настало утро и ты проснулось, дитя божье. А значит, будет не в тему рассказывать тебе сладкие сказки и класть тебе мишку под щечку. В тему будет немного помочь твоей прекрасной головушке чуть быстрее вернуться в реальность.Ты конечно знаешь, что у нас месяц уж как наступил новый учебный год. И ты снова ходишь в школу. Ходить тебе в нее еще очень долго. Давай поговорим об этом. Я знаю одну школу, называется “Кумбрес”. Здесь, в Сантьяго, на горке Сан-Карлос Апокиндо. Я не стал бы водить тебя в это образовательное учреждение. Во-первых, потому что это самое дешевое школьное заведение среди 5, считающихся в этой стране самыми дорогими. Каких-то 2 миллиона песо за quota incorporacion, плюс матрикула 300 тысяч и 450 тысяч помесячной оплаты. Не наш с тобой уровень, детка. Ну и вдобавок совершенно ненужные нам излишние дотошности и влезания в дела семейные – наличие обоих родителей в семье, отсутствие разводов в прошлом (а ведь мы с тобой люди разведенные как ни крути), гражданский и церковный сертификаты о бракосочетании родителей, фотография всех ныне живущих членов семьи с подписанными именами-фамилиями, гарантийное письмо, подписанное и нотариально заверенное двумя лицами, чьи дети уже обучаются в Кумбрес (вот с этим у нас не было бы проблем, ведь мы всех там знаем), рекомендательное письмо от совета или главы религиозной организации, в которой состоят родители. Пожалуй, все мы чуточку религиозны, если надо, но даже если бы Бог снизошел и выписал мне справку о лояльности, швырнув мне ее в лоб скомканным бумажным шариком, нам с тобой это не помогло бы завладеть квотой на зачисление в Кумбрес – там просто полно людей, которые с Богом столь на коротке, что они растапливают камины его долговыми расписками и закладными. Может, будем ходить в еврейскую школу на Кактус? Там свои, евреи – таки не обманут?! Да пожалуй туда, где учатся все эти опусдеисты и легионеры Христа, мы и в туалет не зайдем, правильно? Мы им подарили религию с эпическими героями и красивыми историями, а они теперь чванятся. Эка ведь они устроили себе царствие божие на грешной земле. Особенно при Генерале – как известно, он сам был запредельно христанутым по фазе, на всю голову, и поощрял таких же парадоксально алчных и глубоко верующих католиков. Политический концепт этой социальной категории, составляющей здесь, в Чили, от силы четверть процента, выглядит примерно как если бы мексиканские кристеросы 20-х годов сумели свергнуть троцкиста Каррансу и установить власть хунты падритос, от демаршей которой сам Римский Папа огорченно подался бы в иудаизм. Только чилийские кристеросы, в отличие от мексиканских, оказались не только опорой хунты, но по чистому совпадению еще и латифундистами и вообще богатейшими людьми у себя в стране. Благодаря своей истовой верности заповедям христовым они в эпоху Генерала стали еще богаче, праведнее и светлее.
Но разве все эти исторические реминисценции могли бы остановить нас с тобой, крошка, захоти мы поучиться чему-нибудь в Кумбресе, а? Единственное, что нам мешает – это мое неблагополучное матримониальное прошлое. Это непоправимо. Но я не огорчен. Есть же арабская элитная школа в Лас Кондесе, оплот ливанских моронитов, таки радушный и сентиментальный Ближний Восток – авось не зажлобятся?! И в конце-то концов, быть разведенным отцом двух замечательных дочерей и иметь прекрасных смышленых внуков в столь молодом возрасте – по мне так это куда как лучше, чем быть девственником в 53 года и жить с мамой, как мой драгоценный друг Леша Десняк, от такой жизни все больше становящийся похожим на хихикающий труп. Вот будь я таким же перверт-нарциссом как он, ходили бы мы с тобой в местный русскоязычный обком на унылые посиделки, а не в школу.

Вряд ли хабадистская, моронитская или даже немецкая школа, занимающая целый квартал на стыке Манкеуэ и Кеннеди, набитая пепельными блондами баскетбольного роста и черноволосыми чолитками от немецких блицкригов в чилийские джунгли, дадут нам с тобой уверенный старт в социальное будущее и нужные связи. На самом деле, если недолго поразмыслить, нам вообще никто и ничто не обеспечит этой искомой уверенности. Потому что она здесь закладывается поколениями, деньги к деньгам, род к роду, власть к власти. А мы с тобой, родное мое чадо – прах к праху. Даже если бы наши собственные обуреваемые жаждой справедливого воздаяния по принципу “все взять – и поделить” предки, все эти климы чугункины не перебили свою российскую пресвятую дворянскую элиту и не отправили уцелевшую часть ее работать токийскими рикшами, это нисколько не приблизило бы нас с тобой сегодня к уверенности в завтрашнем дне. Стабильность и монолитная, подавляющая социальная мощь – это крест истинной баблократии, классический олигархизм, а не тот плюгавый спонтанно-оказийного свойства “олигархат” полуолигофренов, который мы имеем на родине.
Да, правила приема в Эль Кумбрес – это правила, под которые не подойдет ни один простой человек. Под них уверенно подходят дети с фамилиями Ларраин-Бунстер, Лонгейра, Руис-Тагле, Чадвик, Хоффманн, Маккенна, Матте. Замечательные безупречные династии. От родильного стола до могилы – одни лишь царственные жесты и ангельские улыбки. Конный спорт со школы, поло и теннис в кругу своих, таких же, особенных детей. Позднее – филантропия. Религия. Договорные браки. Дети с перекрестием лучших фамилий страны. Ты только представь – разве можно не очароваться этим? Лакшери. Рэйндж-Ровер в 18. Поездки в Европу и США два-три раза в год. Впереди Универсидад Лос Андес (за что они его так любят?) или Гарвард. Сплошные пелолайс. Как например периодиста Пилар (там все Пилар) Матте Капдевила с ее закрытым коммьюнити для куикас “Cranberry Chic” – онлайн фэшн-проект только по приглашениям присоединиться со скидками на брэндовые шмотки. Абсолютная игрушка мега-куики…которая получила грант Стартап-Чили. Стартап-Чили, дети. Фонд, спонсирующий инновационные проекты. И этот грант всего-то 20 тысяч баксов. Пилар, прости мне мою игнорансию, тебе папа не дал двадцатку на онлайновый бутик? У тебя машина за 35 тысяч долларов, как же так получилось с бутиком? На свою свадьбу ты арендовала сразу аж 4 церкви в барриос альтос и украсила их самыми красивыми цветами, чтобы пресса до последнего момента не знала, где именно состоится венчание. Возможно, во всем виновен традиционный шовинизм олигархических фамилий, в канонах которого женщина должна изображать страсть под мужем, рожать детей и лечиться от фригидности у семейного психотерапевта. Заниматься бизнесом ей нельзя – это не по-божески. Ведь женщина слаба умом от природы и просто не поняла бы, например, что бумажные леса, которые не будут востребованы для папельного производства из-за того, что ебнутый старый плейбой по имени Дональд Трамп взял и вывел США из Транстихоокеанского партнерства (и лишил всех иностранных производителей гарантированных на 25 лет вперед торговых квот) , можно просто взять – и сжечь. Это же просто. Но женщине не дано до этого додуматься – она же просто кусок адамова ребра, не больше. И что с того, что она женщина из клана Матте, одного из крупнейших акционеров бумажной империи СМРС, которую просто сожгли за ненадобностью, вдобавок получив миллионы долларов страховых возмещений и государственные субсидии на проведение рекреационных работ. Спасибо, Владимир Путин, но можно было бы и не торопиться со своим “лючиным” заливать водой оставшиеся незаработанными полтора-два миллиона баксов страховых компенсаций. Да еще и бесплатно их заливать. Лить воду на чужие деньги, которые с каждым дымящимся гектаром только приумножаются парадоксальным образом – это крайне неумно. Как-то очень по-русски. Надо было сперва с людьми поговорить. Но дело уже прошлое, ныне – спустя сколько месяцев? – уже напрочь забытое. Ибо все довольны, никто не обижен. И у России есть повод гордиться собой тоже. А ведь как хорошо жили чилийские топ-менеджеры CMPC до чубатого солнечного ребенка в Белом Доме! Знаю одного – огромный дом в Витакуре, джип гран-чероки 2015. Ныне у них большие сокращения – людей-то нельзя сжечь, не эвкалипты.

Пойдем, дитя мое, в Ла-Рейну, там на площади размером в пару побласьонов раскинулось еще одно учреждение образования с глубокими спортивными традициями и великолепным составом английских филологов с оксфордовскими дипломами – Грэйндж Скул. Если тебе не понравилось в Кумбрес, если олигархия тебя отрыгнула как породистая кошка комок мокрой шерсти, тебе непременно сюда – в этот образовательный хаб верхушки чилийской буржуазии. Ты помнишь, когда мы летели из Лондона в Сантьяго, нашими попутчиками оказалась группа школьников в свитерках Грэйндж Скул, сплошь пелолайс, которые орали, носились по самолету и долгое время вообще не замечали стюардесс, приплывших угомонить эту турбулентность. Педагога тех школьников я даже частично не помню, помню только, что педагог была. Но это не важно, если твой ребенок учится с детьми из первой сотни самых богатых семей этой страны. Здесь учились дети и учатся внуки мягко говоря небезызвестного клана Луксич-Ледерер. Наследники того самого Луксича, который стал своего рода символом “новых чилийцев” – миллионеров и мультимиллионеров, что “сделали себя сами”, не унаследовав латифундий, порой не унаследовав даже отцовского фольксваген-биттл. Нынешний патриарх Луксичей в свое время бросил Универсидад Чили и на небольшие деньги, подаренные матерью, уехал в Париж, где вскоре также бросил учебу ради спекуляции на кросскурсах британского фунта и французского франка. Заработав этим свой первый приличный инвест, он приобрел шахту в родной стране, затем продал ее японцу за деньги, на которые едва ли мог расчитывать – 500 тысяч долларов. И с этого момента начинается совсем другая история. Как иронично пишет чилийская пресса, если вы кредитуетесь в Банко де Чили, пьете эскудо, заправляетесь на Шелл, смотрите теле-13 – вы пополняете благосостояние семьи Луксич. Да, все это принадлежит им и управляется их инвестфондом. А также предприятия минерии, отели в Чили и Хорватии, торговые моллы – такие как Молл Парке Арауко, например. Другой тип олигархии – я бы назвал его “китайским”, несмотря на его чилийские корни.
Другой тип олигархии, но попасть в Грэйндж Скул все равно не получится. В их списке вводных для зачисления тоже есть пункты, которые мы не проходим, крошка. И можно долго утешать себя тем, что мы не одни такие непроходные – здесь 99% таких же. Я был бы рад подсластить тебе эту пилюлю, но не хочу растить тебя во лжи. Да и вряд ли вранье позволит перепрыгнуть пару этих жалких социальных заборов. Скажу тебе вот что. Есть у меня знакомый. Куико. Учился он в этой Грэйндж Скул. Были Кембридж, договорный брак, работа в компании тестя. А потом он послал все это в жопу, развелся, залез в долги по кредитам. И счастливо живет со своей второй женой средняцкого происхождения, работая по найму в стороннем бизнесе. Кто-то наверняка думает – сдался. Я думаю иначе. И я решил, не пойдем мы больше ни в Кумбрес ни в Грэйндж. Последуем французской поговорке – “появляйтесь реже и вас полюбят”.

Next Post

Previous Post

© 2019 Чили.ру

Theme by Anders Norén