Чили.ру

Очерки русскоязычного гетто

ИСТОРИЯ УСПЕХА Часть 2 – Трагикомедия ошибок

Привет всем.

С вами наш ведущий колумнист, то есть я. В чем суть иронии вы поймете позже. А сейчас мы продолжим знакомство с эпопеей семейного клана Заднепрянских в Чили. Ведь было бы по меньшей мере наивно думать, будто история эта завершена. Но прежде чем продолжим, обязан обратить ваше драгоценное внимание, дорогие читатели, на подзаголовок очерка. Вы, быть может, слегка заинтригованы. Но я вас не разочарую – да, чилийская часть истории Заднепрянских является абсолютным примером огромной кучи курьезов и недоразумений, которые все мы так любим. В основном человеческого плана – то есть, зашкаливающего наворота некомпетентности и служебного несоответствия всех представителей властей, вовлеченных в эту историю (включая российских), адвокатов-говнокуров и так далее. На фоне всей этой толпы долбоебов разной масти, банально неспособных заниматься своей сложной и ответственной работой, сами Заднепрянские выглядят довольно познавательно. Они, конечно, воровское семейное сообщество – один украл, другие легализовывали. В этом сомнений нет никаких. Но я не сужу – я анализирую. Анализировать может любой. Если есть что. И если есть чем. А вот судить дано не каждому. И тот факт, что чилийские судьи всех уровней, через которые прошли дела Заднепрянских, оказались, пардон, с голым задом вместо неопровержимых доказательств их вины – пролуп тех следователей и оперов, которые оказались интеллектуально беспомощными перед лицом этого сложного и противоречивого российского феномена. В итоге требование процессуальной чистоты вступило в противоречие с потребностью чилийской Фемиды в прочной доказательной базе, которая оказалась просто никакой вообще, и по этой причине все “следствие” по сути свелось к эмоциональному прессингу Заднепрянских и игре на незнании ими имеющих отношение к их делу процессуальных нюансов. Но, как мы знаем, любую очевидную вину все равно требуется компетентно и неопровержимо доказать – раз уж речь идет об официальном судопроизводстве. И банальное неумение людей системы работать по профессии не является оправданием для манипуляции обвиняемыми. Чилийцы в деле Заднепрянских не далеко ушли по сравнению с туземным российским следствием и правосудием в “заказных” делах, я бы даже сказал – русские бы так не обосрались. В деле фабрикования уголовных дел и симуляции судопроизводства Россия – передовая сверхдержава. Там нет эмоций, нет ничего личного – просто работа, отправление функций. В Чили просто нет такой бюрократической культуры, а тот аналог, который был при военном режиме, вместе с военным режимом демонтировали. Иногда и впрямь кажется, что зря они так с передовыми наработками легкомысленно обошлись – вот вороватый кусок сала по фамилии Остренко давеча сетовал по поводу того, сколь отечески чилийский закон опекает правонарушителей и преступников и что ай да как было бы здорово, если бы как при Генерале. Остренко, конечно, с трудом может осмыслить тот простой факт, что при Генерале он, Остренко, не вылезал бы из кутузки и мекал бы свои мысли со скамьи подсудимых. Как его, Остренко, не столь давний “бизнес-партнер” Иррасурис Талавера (на котором, кстати, и кончилась без почестей история Руссо-Балта де-факто), которого военная фемида отымела практически по-полной в те самые славные добрые времена Генерала. Спасло Иррасуриса только героическое военное прошлое и участие в 1973-м на правильной стороне. Остренко бы так не повезло – его били бы по салу и для более полного осознания того, что такое чрезвычайное правосудие, били бы электрическим током по яйцам. Так что пускай уж лучше остается как сейчас, Саша. Кроме того, любой тоскующий по гестаповским правовым практикам может ознакомиться с ними в интернет-публикациях о методах следствия ФСБ, МВД и Прокуратуры РФ и выразить свою солидарность с ними. Тем более, что компетентность органов правопорядка, практикующих такие методы, обычно и закономерно стремится к нулю и далее к отрицательным величинам. И, кстати, часто направляется против “своих”.

В деле заднепрянских был моральный прессинг, как уже сказано, но не было гестапо – в силу физического отсутствия в системе гестаповских уклонов. Есть очень мощный уклон в профнепригодность – такой же точно, как в медицине или образовании всех типов. Таким вот образом на деле Заднепрянских расписались в своей профнепригодности и чилийский Интерпол, и фискалия, и адвокатура. Судьи проштамповали то, что выглядело очевидным для всех остальных, но по сути обвинений ни кем доказано не было. Рассуждая субъективно, я бы на месте судьи Верховного суда депортировал бы всю банду исилькульских эвакуантов из коленовстающей, и не стал бы предлагать Сергею Заднепрянскому самодепортироваться (точнее, делать так, чтобы он подписал такую бумагу, думая, что это не такая бумага). Потому что если уж пускаться во все тяжкие всей системой правопорядка, основываясь на голом моральном энтузиазме даже вопреки использованным не слишком морально обоснованным средствам давления на подозреваемых, то лучше делать все до конца, а не наполовину. Впрочем, именно благодаря половинчатости позиции высшей чилийской судебной инстанции Сергей Заднепрянский получил возможность самоустраниться со сцены этой истории, по сути вынужденно приняв на себя роль центра зла. После чего в отношении остальных Заднепрянских правоохранители постепенно утратили хватку (до того, повторю, безмозглую, что я не постесняюсь назвать ее хваткой пьяного дружинника). Увы, я не чилийский судья – и слава богу (для целой плеяды набивших петлистую тропу к российскому посольству деятелей диаспоры с грязными руками). И в божий суд я тоже не верю – только в суд совести и памяти. Быть может только поэтому я отдаю по кускам негодяев общественному мнению, а не сливаю их кому следует – по крайней мере, покуда они на это активно не напрашиваются. Когда проявляют настойчивость – отдаю. И они это знают. Ну а суд общественной совести… Если бы русская диаспора Чили действительно была патриотически сознательной, в ней не было бы ни десняков, ни остренок, ни сюриных, ни дубеней ни прочего мусора – этот говносброд был бы на свалке диаспоры, за бортом диаспоры, в компосте диаспоры. Вот поэтому есть определенный смысл отдавать такого сорта людей на суд общественного мнения такими как они есть – пусть люди знают, имеют ввиду, задумываются. Для этого людям не обязательно знать абсолютно все. А вот органы следствия и суд – да, они обязаны знать все, все абсолютно, все, что позволит им уверенно действовать в правовом поле. Не импровизировать как в деле Заднепрянских, а действовать наверняка. Вы понимаете разницу? Меня достаточно хорошо слышно?

Ну что ж, давайте как обычно по-порядку. Как я уже отметил в 1-й части, это дело (вопреки, казалось бы, здоровой логике и интересам всех вовлеченных в него сторон) отлично представлено в открытых источниках и не только. Уж очень много оказалось этих самых вовлеченных сторон – причем ни одна из них не умеет хранить секреты. Просто не умеет вообще. Это помимо того, что некоторые стороны и не обязаны. Но из всего выбора легальных источников на этом фестивале всеобщей открытости я лично выбрал вот этот – письмо Лидии Заднепрянской на сайт организации “Русь Сидящая”(правозащитный проект Ольги Романовой, ныне работающий за пределами России, в которой он был задушен всем могучим скопом силовых контор). Исполненная в стиле “плач Ярославны”, история приключений Заднепрянски-фэмили за авторством Лидии дает нам обширную почву для сопоставлений фактов и дополнений сведениями из других источников. Полагаю, Лидия Заднепрянская не станет возражать, если я буду комментировать ее текст по ходу повествования, делая примечания, поскольку она сама этот свой текст опубликовала в сети.

Лидия Заднепрянская 12.06.2012 в 00:58

“Уважаемая Ольга Романова, я Лидия Заднепрянская, 58-ми лет, прошу Вас: помогите, пожалуйста, нам, спасите нашу семью, расскажите о нас в прессе, на радио. Это единственная возможность выжить нам. Мы живем под прессом практически три года. Под репрессии попала вся семья, включая наших малолетних внуков. Поверьте, это очень тяжело — все против нас, они все хотят уничтожить нашу семью. Мы бесконечно устали жить в постоянном страхе за наших детей и внуков. Мы просим рассказать о нас в прессе, что мы есть, мы боремся за наши права и свободы. Но, боремся в одиночку. Я написала сотни килограмм писем, к кому я только не обращалась, все боятся их. Нам нужен справедливый и независимый суд. У нас есть доказательства нашей невиновности. Но, они же, обязательно нас обманут в суде. Я не знаю, куда нам еще обращаться. Спасибо, что Вы есть.

Наша печальная история:

Наша семья живет в Чили с декабря 2006 года.
Мой муж Заднепрянский Сергей Георгиевич был арестован в Чили 20 октября 2009 года с целью экстрадиции в Россию статья 159 часть 4. Заднепрянский Сергей находится в тюрьме два года и девять месяцев, он не осужден ни в России, ни в Чили. Никогда ранее не привлекался к уголовной ответственности, также и члены его семьи никогда не имели проблем с законом.
09 декабря 2009 года Заднепрянский Сергей был обманут Верховном Суде Чили и экстрадирован обманом. Была использована ситуация, что, ни сам Заднепрянский Сергей, ни члены семьи не знают испанский язык и не могут понять суть заседания суда.
Заднепрянский Сергей был экстрадирован с нарушением Прав Человека.”

/Примечание. По предложению своего госзащитника Сергей Заднепрянский пошел на сделку, выбрав между полноценным судебным разбирательством и ускоренной процедурой с последующей “добровольной экстрадицией”, которая подразумевает, что подписавший соответствующее заявление покидает территорию страны в оговоренный срок и в самостоятельно выбранном направлении. Такая практика используется в огромном списке стран мира, когда органы правопорядка не уверены в своей способности довести дело до обвинительного вердикта суда и просто психологически или иным путем выдавливают проблему из зоны своей компетенции вместе с человеком, эту проблему создавшим. На момент подачи такого ходатайства Сергей Заднепрянский находился в тюрьме под следствием и выдал доверенность своим адвокатам на осуществление широкого перечня действий по его защите – включая подачу в суд прошений и ходатайств. Для него, как, вероятно, казалось его адвокатам, а, возможно, и самому Сергею Заднепрянскому, добровольная депортация позволяла снять с крючка остальных членов семьи, которая почти в полном составе находилась в Чили. Этот шаг мог помочь разблокировать деятельность и счета семейного бизнеса, открытого Заднепрянскими в Чили. Самодепортация Сергея в исчерпывающей форме не решала проблему расследования отмывания денег остальными Заднепрянскими, но Сергей Заднепрянский на тот момент был уверен в достаточности доказательств легальности семейных инвестиций, поскольку Заднепрянские успели инвестировать в Чили сумму, примерно соответствующую стоимости бизнеса и недвижимого имущества, проданных ими в Сибири. Тот факт, что Сергей Заднепрянский подписал на самом деле бумагу об обычной экстрадиции в родные пенаты, указывает только на одно – госзащитник на него не работал, он работал на систему/.

“1. 09 декабря 2009 года Верховный Суд Чили предоставил Заднепрянскому Сергею сотрудника ИНТЕРПОЛ в качестве переводчика, т.е. был предоставлен заинтересованный и не квалифицированный переводчик.”

/Примечание. Это чилено-русский в принципе всем известный сотрудник PDI, работающий в чилийском подразделении Интерпола. Тут важно отметить тот факт, что Генпрокуратура РФ не потрудилась перевести на испанский тот огромный многостраничный объем уголовного дела и обвинительного заключения в отношении Сергея Заднепрянского. Эта куча бумаги на русском была направлена чилийским властям как основание для экстрадиции Сергея Заднепрянского в Россию. Напомню также, что на тот момент российское расследование хищений по Западно-Сибирскому отделению Сбербанка завершено не было, в суд дело Сергея Заднепрянского направлено не было и заочного судебного решения в отношении вины Заднепрянского тоже не было соответственно. То есть, весь русскоязычный текст, присланный российской Генпрокуратурой насчет Заднепрянского, состоял из недоказанных в суде обвинений и предположений, доказательная база была представлена не в полном объеме, а связь хищений в Сбербанке с отмыванием Заднепрянским денег в Чили вообще не просматривалась. И сколько бы все ни были уверены в очевидности виновности Заднепрянского, юридически и технически Генпрокуратура РФ облажалась. Так подобные дела не делаются. Причем эта лажа очень типична для российской прокурорской системы, которая сама себя контролирует и работает с судами как со своими отделами. Да, Россия может гордиться своими операми. Они умеют следить, копать под, пытать и даже убивать подозреваемых. Но едва ли ее гордостью можно счесть убогое малообразованное быдло, составляющее массу российского чиновничества, включая чиновничество в прокураторских мундирах. Роль дипломатического представительства РФ в деле помощи сторонам, вовлеченным в это дело, можно смело назвать никакой. Чисто формальной. И это не удивляет. Заднепрянский по любой субъективной правде – вор. Любой русский это понимает без дальних объяснений. При том, что воров в России пруд пруди, там уже специальные зоны есть для посадки ментов, гэбэшников, депутатов, мэров и прочих “красных” криминалов. Любой человек из ведомства тов. Лаврова рассуждает в подобной ситуации – ага, опять кто-то с кем-то сводит счеты, кто-то с кем-то не поделился в России, но это не наша епархия, гори оно синим пламенем. И умывает руки. Информаторы посольства, которые краем приходят на ум, когда речь идет о беглых миллионах долларов из России, эти оказались едва ли ни самыми бесполезными информаторами в мире – все эти остренки, сюрины, они, если бы узнали, кто такой Сергей Заднепрянский, стояли бы у его калитки, чтобы он принял их в свои друзья, вылизали бы ему все и спереди и сзади, все абсолютно. Целовали бы его в попку как Дубеня, спрашивали бы по пять раз в день, не желает ли Заднепрянский вложить деньги туда или сюда, нет ли у него блестящих бизнес-идей, с которыми они могли бы ему немножечко помочь. Теперь вот Руденко-Десняк нарисовался с его шизофренией сына богов и фантазмами о том, как он выдворяет из Чили тех, кто его не любит, и не дает чилийский паспорт тем, кто видал его на хую (Эстранхерия пускай пока лучше не знает, что у нее появился мощный конкурент в лице гребаного срантье из России с двойной фамилией, ведущего жизнь  полубомжа с птичьими правами, у которого к великому несчастью кончились привезенные с собою таблетки). Глядя на все это сраное убожество клуба бесславных ничтожеств, русская резидентура под дипприкрытием и боссы из Россотрудничества наверно всякий раз желают замахнуть стакан водяры с горя. Чилийский Интерпол в лице этого своего сотрудника с российским паспортом и православными молитвами на профайле в вотсаппе, кстати, тоже просрал появление Заднепрянских и их денег в Чили. Точно также, как этот сотрудник не увидел за многие годы работы криминальных художеств своих партнеров по перепетиям чилийской эмигрантской каузальности – тех самых Сюрина, Остренко и кое-кого еще. В более новые времена он и Дубеня в упор не распознал. Хотя со всеми этими людьми он красуется на общих фотографиях. Избирательное зрение не мешает этому патриотически настроенному в отношении России чилийскому стражу порядка по просьбе его патриотически настроенных русских друзей копаться в документах “непатриотически” настроенных русских. Честных русских – честных, он сам признает это под протокол на беседе (назовем это так) в отделе собственной безопасности PDI. Конечно, намного приятнее иметь дело с честными людьми, лол – тут я с ним полностью согласен. И, если кому еще непрозрачна моя ирония, я понимаю как он делает так, чтобы не видеть нечестных нос к носу. …Касательно дела Заднепрянских еще вот что скажу в контексте этого чилено-российского двухпаспортного полицейского – именно на этого замечательного двуязычного парня свалилась в итоге гора материалов, предоставленных Генпрокуратурой РФ, ему пришлось все это переводить на испанский, и он банально не справился. Когда он не справился, он обратился за помощью к паре русскоязычных из диаспоры. К людям, не просто не имеющим допуска к документации PDI и Интерпола, тем паче к материалам незавершенного уголовного дела об отмывании огромных денег, а вдобавок еще и не являющихся юристами, не представляющих себе пределов допустимости разглашения тех или иных аспектов расследования. Иными словами, это пример такой зашкаливающей сверхкомпетентности сотрудника полиции, после которого вопрос о том, как сведения из закрытых государственных источников Чили, персональные данные, защищенная государством коммерческая информация оказываются у долбаков, мразей и мошенников русской диаспоры, теряет всякий смысл. Впрочем, как я уже сказал вначале, дело Заднепрянских полно таких аффектов, когда, казалось бы хоть и кропотливая, но всем понятная работа по изобличению и выдворению преступной группы была от начала до конца запорота рукожопостью ее исполнителей. И в результате именно поэтому так и не была доведена до конца. /

” 2. Адвокаты, используя доверенность, которой Заднепрянский Сергей уполномочил их защищать его, подписали совместно с прокуратурой Чили, несколько заявлений в Верховный Суд Чили с просьбой экстрадировать Заднепрянского Сергея «по его собственной воле», не поставив в известность об этом самого Заднепрянского Сергея.
3. Верховный Суд Чили не оповестил Заднепрянского Сергея, что существуют ходатайства, подписанные его адвокатами с просьбой о его «добровольной экстрадиции», тем более что эти ходатайства не имеют подписи самого Заднепрянского Сергея.
4. Верховный Суд Чили не оповестил Заднепрянского Сергея о его Правах, о методах экстрадиции, о Праве выбора метода экстрадиции. Как сказано в Акте Аудиенции Верховного Суда Чили от 09.12.2009, «Por su parte el Ministerio Público hizo presente, que el requerido está en pleno conocimiento de los derechos, que le asisten en el Código procesal Penal»-что означает- «Со своей стороны прокуратура Чили заверила, что затребованный находится в полной осведомленности по правам».
5. Ни Верховный Суд Чили, ни адвокаты не оповестили Заднепрянского Сергея, что он будет экстрадирован. О своей «добровольной экстрадиции» Заднепрянский Сергей и его семья узнали от посторонних людей, прочитавших об этом в прессе.
6. Адвокаты упразднили сроки для подачи апелляции.
7.Тем самым Заднепрянский Сергей был лишен права на справедливый и беспристрастный суд, был лишен права на свободное волеизъявление, был лишен права на эффективную защиту в суде, был лишен права апеллировать в вышестоящую инстанцию.
Сейчас адвокат говорит:-« в Верховном Суде Чили произошла ошибка, которую невозможно исправить.»
Но в действительности это был обман, сговор, а не ошибка, на это указывает тот факт, что адвокатами были упразднены сроки для подачи апелляции.
Моему мужу Заднепрянскому Сергею сказали, что 09.12.2009 ему предоставят свободу, и никто ни слова не сказал про экстрадицию.
Эта экстрадиция- попрание всех Прав Человека!
Заднепрянский Сергей был обманут Верховном Суде Чили в присутствии Консула РФ, который «обязан следить, чтобы в отношении гражданина РФ строго соблюдались процессуальные нормы, обеспечивающие его право на защиту и объективный ход расследования».

/Примечание. По итогам этих пронумерованных абзацев эмоционального эссе Лидии Заднепрянской напрямую выходит, что обманут Сергей Заднепрянский был своим юридическим представителем, адвокатом Марио Пальма, который в 2012-м пиарился в прессе как маг и волшебник, снявший с членов семьи Заднепрянских обвинение в отмывании преступных активов на территории Чили. Его роль в этом довольно резонансном на тот момент деле самая неприглядная, роль негодяя, впоследствии роль тупого. Ибо 26 февраля 2014 года Сергей Заднепрянский был не просто выпущен из чилийской тюрьмы на все четыре стороны с бумагой, обязывающей его покинуть страну в 72 часа, а отконвоирован на самолет, который доставил его в Москву, где с рук на руки чилийские полицейские передали Сергея Заднепрянского полицейским российским. Именно такой формат “добровольного” выдворения от имени Сергея Заднепрянского подписал в судебном ходатайстве от его имени его блистательный дефенсор. Который “выиграл” дело об отмывании активов Сергеем Заднепрянским – ну а раз так, то какого хрена? Остальные как бы ни при чем, хотя, повторю, понимание субъективной своей правоты не освобождает представителей обвинения и правосудия от обязанности доказать вину обвиняемого. Обыватель может обойтись без предписанных законом процедур или отнестись к ним без должного внимания, формируя свое частное мнение. Система пренебрегать такими вещами не может – иначе она перестает быть системой и превращается в мафиозную организацию или как минимум в блатную шарагу, типичную для третьесортных стран. Почему роль адвоката в деле Сергея Заднепрянского самая гадкая, так это потому, что миссия адвокатуры – защита подсудимого законными средствами. Тогда как адвокат Сергея Заднепрянского своего подзащитного просто утопил. В таких делах обычно налагается судебный арест на счета подсудимого, адвокатура была назначена судом в порядке предоставления госзащитника обвиняемому. А госзащита в любой стране, как и в России, работает на обвинение, а не на своего клиента. Дефенсор Пальма “спас” Заднепрянских от того, что опера Brilac и фискалия просто не смогли доказать, в остальном – и в данной ситуации недоказанности вины это вдвойне впечатляет – адвокат Сергея Заднепрянского просто сдал в порядке неочевидного размена на остальных Заднепрянских. Ну а коли так, винить несовершенную чилийскую систему правосудия Сергей Заднепрянский едва ли в праве – надо было достать деньги из заначки, все же это было в тот момент менее рискованно, чем полностью отдаться в руки системы, уже для себя признавшей его виновным по умолчанию едва ли ни с первого взгляда. Качество защиты имело критическое значение в деле Заднепрянских. Потому прежде всего, что чилийцы не приняли безоговорочно позицию Генпрокуратуры РФ как основу обвинения – весь мир знает, что принимать за основу позицию и данные российских правоохранительных органов нельзя, можно принимать их только к сведению. Поэтому первым решением Верховного суда Чили было – поручить фискалии собственное расследование возможного отмывания незаконных активов Заднепрянскими в Чили. То есть, чилийские правоохранители должны были дать ответ суду, отмыл ли клан Заднепрянских украденные деньги в Чили или нет – это именно то, что интересовало чилийскую сторону, на беды Сбербанка ей было наплевать. Доказать факт отмывания незаконных активов чилийские стражи порядка по факту не смогли – они смогли лишь проигнорировать предоставленные Заднепрянскими подтверждения соответствия их инвестмента в Чили доходу, полученному от продажи имущества в России. Таким образом качественная адвокатская защита сделалась критическим пунктом всего дела, этаким Чакабуко клана Заднепрянских. Именно в этом пункте они и потерпели поражение, поскольку их защита просто перешла на сторону обвинения, по крайней мере в отношении Сергея Заднепрянского. Справедливо ли это? Строго говоря, нет. По совести – да. Сами Заднепрянские должны были оценивать себя без сантиментов и нанимать, покупать себе защиту с головой, не сгнившей от перекура косяков еще с юрфака местного банно-прачечного университета имени последней затяжки. Впрочем, здесь это рулетка, ни размер гонорара, ни иконостас дипломов на стене офиса юриста не значат ровным счетом ничего. Значение имеет только репутация в глазах людей, пользующихся услугами адвоката более-менее постоянно. Таких людей в чилийском окружении Заднепрянских, разумеется, быть не могло.Тут и знакомство с каким-нибудь местным остренко, ошивающимся возле посольства РФ, им бы не помогло – тем паче Остренко самому доводилось быть под судом по экономическим делам и он их просрал вместе со своими правоведами. Помимо проблемы компетентности здесь есть еще и огромная проблема служебной этики – одни и те же люди переходят с одного места работы на другое, из адвоката коммерческой фирмы юрист может попасть в подразделение фискалии, судебный защитник может быть родственником, однокашником прокурора и так далее по списку всего того, что в развитых странах автоматически означает отвод от исполнения обязанностей по делу. Формально тут именно так и должно быть, но не работает. В принципе все это напоминает Россию, просто здесь нет тотальной коррупции – она фрагментарная, но от того не менее ущербная, это не гниение как в России – это эррозия системы, пока еще неспособной преодолеть собственные болезни взросления, системы, которой собственная гигиена стоит огромных усилий и зачастую не удается или удается лишь частично. И это не только к юриспруденции имеет отношение, а к любой профессиональной сфере вообще. Семейные, клановые, меркантильные унии значат больше, чем буква закона, чем служебная этика. Во всяком случае, пока по этому поводу царит молчание. Если поднимается шум – все вмазанные немедленно отрекаются друг от друга, независимо от степени родства и былых взаимно оказанных услуг. Именно поэтому в Чили беда не только с грамотными юристами, но и с врачами, инженерами, преподавателями и так далее вплоть до гасфитеров и автослесарей. Все работающее держится на одиночках, на незначительном проценте людей профессиональных, чистых. Шлю еще один горячий привет нашим российским патриотам диктатуры, сейчас объясню в связи с чем. В России под сенью “сильной руки” все эти категории профессионалов тоже стремительно скатываются в яму с говном. Просто это типичное следствие любой диктатуры. Именно четвертьвековая диктатура является одной из причин люмпенизации и зафейкованности системы, разрастания кумовства и коррумпированности в Чили – ведь львиная доля интеллигенции в годы диктатуры покинула страну, были разрушены не только преподавательские школы и традиции передачи знаний, опыта и этических начал от одного поколения профессионалов к следующему, но и сама правовая культура страны, которой она гордилась многие десятилетия до этого, особенно на фоне соседних стран. Нашим дубоголовым чиленороссийским поклонникам Генерала я хочу сказать – вы типичный продукт тоталитаризма с вашим воровством, сексуальным извратством и ватноголовым “патриотизмом” ментальной деградации. Вы тупы настолько, что даже по 20 лет прожив в Чили, не способны уразуметь в какой мере своим несовершенством эта страна обязана незавершенной борьбе своей с последствиями многолетней диктатуры. Когда Соловьев на центральном ТВ, прямо по ящику говорит о своих мечтах, чтобы мерилом справедливости снова стал “чекистский маузер”, я прямо воочию лицезрею поспешные сборы на родину нашей местной ваты, всех этим десняков, остренко и кормщиковых-шариковых. “Чекистский маузер” – это ведь так притягательно, просто невозможно не залайкать и не захотеть вернуться. / Далее…

“Так же в 2009 году прокуратурой Чили было возбуждено уголовное дело против всех членов семьи Заднепрянский: на самого Заднепрянского Сергея, жену Заднепрянскую Лидию и троих взрослых, работающих детей: Заднепрянского Антона, Заднепрянского Константина и Заднепрянскую Людмилу, потому что все мы являемся собственниками фирмы, которую все мы вместе построили в Чили, продав свое жилье в России. Нас всех прокуратура Чили обвинила в отмывании активов, хотя, как показывают документы уголовного дела, прокуратура Чили никогда не имела никаких документов, подтверждающих это обвинение. Прокуратура Чили полагает, что российская семья, занимавшаяся бизнесом в России в течение пятнадцати лет, не может иметь собственных триста тысяч долларов США, потраченных на строительство офиса и ангара, где располагается фирма.
Мы предоставили договора продажи собственности в России на сумму девятнадцать миллионов пятьсот четырнадцать тысяч пятьсот один рубль /прим. – в ценах 2006-2007 годов/. Прокуратура Чили приобщила их к делу, но не хочет принимать во внимание и рассматривать их в суде. Прокуратура Чили, не имеет ни одного платежного документа на получение денег с подписью Заднепрянского Сергея, подтверждающего незаконное происхождение каких-либо денег.”

/Примечание. Фискалия была обязана приобщить к делу документы о продаже имущества в России, предоставленные Заднепрянскими, но если эти документы не были переведены на испанский и не апостилированы должным образом, ну или хотя бы заверены консульством РФ в плане соответствия перевода оригиналу, суд был вправе их отклонить. Если Заднепрянские ходатайствовали перед судом о приобщении этих документов к делу, но они не были приобщены по процессуальным причинам, изложенным выше, то фискалия здесь уже вдвойне не при чем. Это еще один убойный провал защиты Заднепрянских. Имея такой мощный ресурс и не воспользовавшись им по всей форме, адвокат Заднепрянских практически провалился в выгребную яму, и банда Заднепрянских должна была вовремя этому удивиться. Как минимум потому, что он не поведал им о том, как эти документы включить в дело. Не говоря уже о том, что подача ходатайств по всей форме – это прямая обязанность адвоката. Он обязан знать все нюансы процедуры. Это не работа фискалии, не прокурорские обязанности. В логике прокурора – как раз отметать все, что портит стройность обвинения, даже если эта стройность кривая, кособокая и вообще основанная на кое-как переведенных кем попало материалах российской прокуратуры. Но закон обязывает органы следствия приобщать к делу все документы, имеющие значение с точки зрения установления истины. Здесь, в этом пункте истории, мог иметь место банальный сговор фискалии с защитой, что, конечно же, само по себе противозаконно и полностью нивелирует базовые принципы самого чилийского процессуального законодательства. Это предположение. При этом все выглядит как “мы знаем, что вы, ребята, воры, но, к сожалению, у вас есть права”. А у обвинения банально нет никаких документальных подтверждений аномальной финансовой деятельности Заднепрянских в Чили – ни чемоданов нала, ни подозрительных трансферов, ни даже сведений об оффшорных компаниях в третьих странах, как-либо связанных с эмпресой Заднепрянских ZSL или с их именами. Вот, к примеру, у Сери Сюрина есть оффшорная контора в Панаме – как только ему дали  понять, что это уже не секрет, он стал тихим и незаметным как маленький дощатый  домик на краю огорода. И молодец. Ведь Панама больше не хранит чужых финансовых тайн. Но заодно с тех пор (как стало известно о его оффшоре) сделалась понятной и серина прежняя дружба с поп-чиновниками московского патриархата и его бздение на саммите у прежнего посла РФ на тему покрытия территории Чили сетью православных часовен. Вам, мои драгоценные хранители духовных скреп и всего остального, надо сдать свои удостоверения, кресты и кадила, если вы не умеете выходить за рамки того, чему вас учили. Да, использовать для дерьмовых дел дерьмовых людей внешне кажется логичным и соответствует сложившейся гэбэшной практике. Проблема только в том, что при работе с таким человекоматериалом говно рано или поздно оказывается в ваших штанах. Лично я ничуть не удивлен, что у вас что-то пропало. Скорее я удивляюсь тому, что вас это ничему не научило и вы по-прежнему во всем всецело полагаетесь на классику. Судя по тому, что все остались милыми друзьями, всем все понравилось, это было именно то, что требовалось. На фоне этого примера Сергей Заднепрянский, конечно же, негодяй и был выдан России поделом. И пусть в итоге все у Сери скатилось обратно в какую-то хуету – к торговле яйцами (на этот раз куриными) и ковырянию поломанных смартфонов – оффшор не орден за заслуги перед отечеством (российским еще абы как, а вот перед чилийским может выйти неловко, но не суть важно). Да и дело не в Сере – дело в необучаемости тех, кто всех этих серь курирует. Судя по вонючему набору креатур, для этих кураторов Чили – что-то вроде туруханской ссылки. Им было интересно на волне землетрясения 2010 немного подзамутить, а потом опять стало пофиг. Ну хотя бы есть что вспомнить –  мелочь, но приятно. А в деле Заднепрянских есть только гроссбух Генпрокуратуры РФ толщиной с “Войну и Мир”, с грехом пополам переведенный нашими чиленороссами и залитый их патриотическими слезами. Проблема в целом заключалась в том, что у РФ нет договора с Чили о взаимной выдаче подозреваемых и заочно осужденных, а потому чилийским властям пришлось начать собственное расследование – на тему отмывания преступных активов. С тем, чтобы это отмывание доказать и выставить Заднепрянских взашей на законном основании. Именно поэтому документы о продаже бизнеса и имущества в России имели принципиальное значение в этом деле. Если бы Заднепрянские проявили толику осведомленности и провели через систему свою аргументирующую оправдание документальную базу – что было на самом деле совсем не трудно – сливаться пришлось бы не Сергею Заднепрянскому, а чилийскому фискалю. И да, по совести это было бы поражением справедливых начал, но гребаным торжеством законности. В таком мире живем – где вор зачастую может с успехом использовать закон против системы, а справедливость оказывается в зависимости от самоуправства законников, извращающих ее суть до неузнаваемости. Ведь де-факто подсунуть обвиняемому бумажку о самодепортации вместо предъявления ему постановления суда о законном выдворении за доказанное отмывание денег – это уловка, а не победа системы. /

“Прокуратура Чили основывает свое обвинение на Российском обвинении, по которому Заднепрянский Сергей «проходит», как подозреваемый и которое не было доказано в суде в России. Но, прокуратура Чили уже вынесла обвинительный приговор по российскому обвинению, считает российское обвинение доказанным и полагает его в основание своего обвинения, тем самым нарушая Права и Свободы Заднепрянского Сергея и всех членов семьи – владельцев фирмы в Чили.
На Заднепрянского Сергея и всю нашу семью постоянно оказывается давление с целью принудить Заднепрянского Сергея согласиться добровольно взять на себя вину по уголовному делу в Чили — отмыванию активов.
Используют всевозможные методы шантажа и запугивания, такие, как: в случае не согласия, прокуратура Чили арестовывает всю семью, но первым арестовывает сына Антона, потом жену Лидию, потом сноху Людмилу, а двоих малолетних детей 3-х и 9-ти лет — говорят, пусть умирают без родителей.
Так и жила семья Заднепрянского Сергея, постоянно в страхе, постоянно ждали ареста сына Антона и днем и ночью, временами доходили до мыслей о коллективном самоубийстве. Потому что невозможно выдерживать этот бесконечный прессинг.”

/Примечание. Мысли о коллективном самоубийстве клану Заднепрянских приходили настойчивее мыслей свалить в другую страну? Тут рядом есть несколько дыр, которые вообще не интересуются происхождением активов и дают вид на жительство даже владельцам смешных накопительных счетов в тамошних банках. Я уж не говорю о Центральной Америке. В этом месте рыдания Лидии переходят грань убедительности на мой взгляд. Очевидно же, что Сергей Заднепрянский не столь простой человек – у него был план, который включал продажу всего имущества и беспалевный уход из России со всей семьей, беспроблемный увод денег за кордон, инвестирование небольшой части оных в профитный сектор экономики страны, которую он выбрал в качестве убежища. Человек грамотно раскидал, как – и совершенно очевидно, что далеко не сразу, а постепенно, понемногу – все украденные деньги будут легализованы через чилийскую эмпресу, пройдут через налоговую в процессе отмыва и окончательно сменят “национальность” на новой родине. В России в своем городке он был самым богатым человеком, жил в капитальном двухэтажном коттедже, как и его старший сын, отстроивший себе настоящую виллу по меркам российской глубинки. Вы же видели фотографии в аттаче 1-й части. Я могу быть не прав, но по моему опыту такого типа люди думают о суициде в самую последнюю очередь, если думают о нем вообще. /

“Поменяли семь адвокатов. Каждый адвокат при ознакомлении с материалами дела, говорил, что это уголовное дело фальсифицировано с целью захвата собственности семьи, что прокуратура Чили не имеет улик, подтверждающих обвинение.
Но через полтора- два месяца настаивал, чтобы Заднепрянский Сергей добровольно взял на себя вину по уголовному делу в Чили об отмывании активов.
Вся семья боится, что Заднепрянского Сергея обманут в суде по делу об отмывание активов, так же, как обманули в Верховном Суде Чили по экстрадиции, поэтому и меняли адвокатов в надежде найти настоящего защитника. Сейчас нам предоставлен один адвокат на троих — восьмой по счету адвокат.
Нужно еще добавить, что данное уголовное дело курирует шестой по счету прокурор. Прокуроры тоже меняются каждые 3-4 месяца.”

/Примечание. Неспособность, нежелание фискаля довести дело до суда или невозможность этого в Чили ведет к трем вариантам последствий – к закрытию дела, к приостановке следственных действий с помещением дела в архив, из которого оно может быть возвращено и доследовано при открытии новых обстоятельств или при иных условиях, и в третьем случае – к замене фискаля. Мне сдается, что чехарда из аж шести прокуроров, даже с учетом смены уровня компетенции – это явный признак беспомощности органов следствия и неспособности оных довести дело до суда с обвинительным вердиктом. Люди кидали дело друг другу, как только понимали, что оно тупиковое. /

“В Чили всю семью Заднепрянского Сергея подвергли репрессиям. На членов семьи Заднепрянского Сергея в Чили завели уголовные и гражданские дела с целью оказания давления. В судах нас обманывают. Суд никогда не защищает наши интересы, все делается для того, чтобы уничтожить семью Заднепрянского Сергея, сломить нас.
С апреля 2010 года прокуратура Чили угрожает арестовать Антона Заднепрянского, и выдает документ на изгнание Антона Заднепрянского из Чили. Все, что написано в этом документе – ложь.”

/Примечание. Скрины постановления о выдворении Антона Заднепрянского с территории Чили от 14 апреля 2010 года прилагаю в аттаче для желающих ознакомиться с оригиналом мотивировки. Добавлю, что постановление это не было исполнено. А это – линк на оригинал постановления. http://www.interior.gob.cl/transparenciaactiva/doc/ActosTerceros/230/220616.pdf/

“В январе 2011 года гражданский суд Чили постановил изъять и изъял у Заднепрянского Антона автомобиль. При этом суд не известил Антона о судопроизводстве над ним, т.е. не предоставил ему возможность защищаться в суде.
В апреле 2011 года Заднепрянский Антон написал в Консульство РФ в Чили и попросил помощи: «1.машину суд изъял без предварительного оповещения Антона, 2. документы судебные в руки не вручают, а подбрасывают на улице рядом с воротами».
После обращения Антона в Консульство РФ в Чили, в апреле 2011 года на жену Людмилу Заднепрянскую и двоих его детей 4-х и 10-ти лет выдали документ о депортации из Чили, которых депортировали из Чили в октябре 2011 года.”

/Примечание. Персоны Антона и Людмилы Заднепрянских эпичны по-своему. Покуда на семью Заднепрянских со всех сторон нападали чилийские следаки, а чиновники местные делали все возможное, чтобы не пересечься с этой семейкой, Антон и Людмила Заднепрянские активно зарывались в дерьмо. Эта пара – настоящий колхоз, отправившийся на гастроли после того, как последний лошадиный хомут в родимом селе был украден и продан. Карабинерия вцепилась в Антона с тем самым автомобилем, затем еще и с наркотой. И это уже не экзальтации Лидии Заднепрянской. Людмила отжигала в том же репертуаре – эта мать двоих несовершеннолетних чад промышляла воровством в супермаркетах, покуда ее в конце концов там же, в супермаркете, не вкрепили – на краже косметики. То есть, если бы даже Сергей Заднепрянский сумел отразить совместную атаку фискалии и его собственных адвокатов, ему пришлось бы в конце концов смириться с потерей для Чили Антона и Людмилы, продолжавших вести исилькульский образ жизни даже вдали от родины. Там, я полагаю, как представители семей авторитетных людей, жившие в условиях, типичных для людей своего класса в России, они могли брать в супермаркете все, что им понравится просто так. Но – и тут мы с вами можем лишь развести руками – именно эти двое так сильно возлюбили Чили, что не смогли сюда не вернуться. Ну и Константин Заднепрянский, как самый нетронутый властями, самый зашифрованный и при том, по-моему, самый тупой в своем клане (играет в танки онлайн, а в период экстрадиции отца в Россию выбирает себе умные часы, решая какие взять – за 150 али за 300 баксов) – насколько я могу судить, именно он в итоге всех этих индейских плясок на раскаленных углях стал собственником семейной фирмы Заднепрянских в Чили, ZSL Ltda. /

“После того, как Заднепрянский Сергей был экстрадирован, чилийские адвокаты сказали его жене Заднепрянской Лидии, что прокуратуре Чили известно, что отмывание активов не существует, просто несколько человек хотят захватить собственность семьи Заднепрянский в Чили и все. Все просто. Сказали, что прокуратура Чили может фальсифицировать дело по наркотикам.
Сейчас Заднепрянский Сергей, жена Заднепрянская Лидия, сын Заднепрянский Антон ждут суд по делу об отмывании активов. Первое заседание суда должно было состояться 08 июня 2012 года. Но не состоялось. Суд перенесли в очередной раз. Надежд на суд нет никаких, потому что обманывают в суде, потому что нас уже обманули в суде: Заднепрянского Сергея обманули в Верховном Суде Чили по экстрадиции в присутствии Консула РФ в Чили, жену его Заднепрянскую Лидию обманули в суде по ДТП, у Заднепрянского Антона отняли автомобиль, не смотря на то, что Антон предоставил в суд документы, что машина принадлежит ему по праву.
Нет надежды на справедливый и беспристрастный суд, потому что суд всегда в сговоре с прокуратурой. Адвокат почему-то всегда помогает прокуратуре.

30 ноября 2009 года Заднепрянская Лидия / в этом фрагменте Лидия Заднепрянская почему-то повествует о себе в третьем лице – прим. Очерков/ попала в дорожно-транспортное происшествие, которое было инсценировано.
Через две недели в дом к Заднепрянской Лидии пришел владелец столкнувшейся машины и заявил:
-«Я — чилиец, я — полковник армии Чили. Ты — иностранка, ты — никто. Поэтому я тебя отправлю в тюрьму минимум на три года, и ты мне заплатишь за эту аварию сто тысяч долларов США»
Уголовное дело против Заднепрянской Лидии возбудили, не смотря на то, что все адвокаты говорили:- «данный вид ДТП не подлежит уголовному преследованию в Чили». Во время расследования этого дела и на суде на Заднепрянскую Лидию оказывалось давление.
16 ноября 2011 в зале заседания суда и в присутствии судьи в течение получаса адвокат кричал на Заднепрянскую Лидию, принуждал ее взять ответственность за ДТП на себя.
23 декабря 2011 года суд приговорил Заднепрянскую Лидию к трем годам тюрьмы, заменив их на два года ежемесячной подписки в жандармерии тюрьмы, несмотря на то, что свидетели на суде заявили, что водитель встречной машины был пьяный.
Кроме того, в уголовном деле есть выводы двух экспертиз по данному ДТП, которые возложили ответственность за ДТП на водителя встречной машины
Суд проигнорировал эти экспертизы и не стал их рассматривать. Суд присудил Заднепрянской Лидии три года тюрьмы, так как:
1. водитель встречной машины «получил» травму руки, но документы из госпиталя, подтверждающие данную травму, водитель в суд не предоставил.
2. пассажир встречной машины имеет травму шестого ребра, диагноз которого доктор установил в июне 2010 года, т.е. более чем через 6,5 месяцев после аварии. Непосредственно после аварии в медицинском освидетельствовании данного пассажира говорилось только об ушибе пятого ребра.
Когда Заднепрянская Лидия хотела обжаловать приговор в Верховном Суде Чили, ей сказали:-«Ваш адвокат сделал все так, чтобы вы не имели возможности апеллировать».
Заднепрянская Лидия имеет редкое и тяжелое эндокринное заболевание ГИПОПИТУИТАРИЗМ, которое входит в перечень-реестр редких заболеваний и в России и в Чили.

С уважением Лидия Заднепрянская.”

Оригинал документа доступен по ссылке – http://zekov.net/?p=882

P.S. Оставляя без внимания конспирологические предположения Лидии о подстроенном характере ДТП с ее участием, брутального полковника, рейдерский мотив и материнские боли ее за сына-укурка Антона с его бьюти-куин Людмилой, готовой пожертвовать всем в чужой стране ради обладания косметикой неустановленной марки из супермаркета, должен заметить – весь клан Заднепрянских явил миру чистый образ истинных современных россиян – представителей поколения “новых русских” и поколения их детей-ебланов – яркие образчики “успешной” части своего великого народа вплоть до мелких нюансов и характерных штрихов образа. Нам известно, что в настоящее время Сергей Заднепрянский (можно сказать, что, судя по картинке на профайле в Фэйсбуке, горы он не разлюбил) в России – мы подробнее расскажем о его жизни после Чили в другой раз, в третьей части. Мы гордимся тем, что Лидия Заднепрянская умеет писать, причем почти без ошибок, что удивительно для женщины ее круга – жены коммерческого российского депутата. Нам жаль, что ей так жестко досталось в Чили с ее гипопитуаризмом, который не имел никакого значения целых три года новой жизни в этой стране, вплоть до начала разборок, инспирированных Генпрокуратурой РФ с подачи соотечественника Турбина, обобравшего не одних лишь Заднепрянских в 00-е годы. Если бы в то время Сюрин не мыл тарелки в ресторане, этим обирателем был бы он. Или Дубень, если бы он не был в то время занят кидаловом банков на Украине. Константин Заднепрянский в октябре 2016 года постит у себя в Фэйсбуке объявление о продаже Сузуки Аэрио 2007-го года. Видимо желая сменить автомобиль, купленный в славный год воссоединения семейного кооператива в Сан Фелипе. Эта же машина с номером MY6134 стоит за спиной у Антона Заднепрянского на фото в Сан Фелипе. Это та самая машина, которую у него чилийские стражи порядка страстно хотели отобрать, но Антон не сдавался. Несмотря на все несчастья, которыми славных сынов России одарила эта страна, разлюбить ее, навсегда проститься с Чили оказалось выше их сил. В аттаче – скрины профайлов Заднепрянски-фэмили на Фэйсбуке, а здесь – ссылки на них. Также в аттаче вы можете видеть комментарии Антона Заднепрянского в русскоязычной группе Помогу в Чили на Фэйсбуке – самый свежий из выложенных датирован 21 декабря 2017, года. Но есть более свежие, конечно, появившиеся в чилийском рунете после написания этого материала. Там он просит привезти ему из России в Чили редкие гормональные препараты для своей страдающей уникальным наследственным заболеванием семьи. Но лично мне сдается, что заболевание этих людей для России не редкое, очень распространенное даже. И оно таблетками не лечится. Вон Алексей Десняк давно съел все свои пилюли, но жив однако, хотя позывы иррациональной логореи и магнитные бури неконтролируемой мании величия в его головном мозге ему все труднее скрывать от окружающих (фактор сезонных обострений опять же + провалы терапии ввиду редкости уже привычных органону Алексея лечебных процедур на нашем сайте).

В аттаче –  избранное о жизни Заднепрянских до, во время и после “дела века”.  Чтобы вы впечатлились, как хорошо бывает то, что хорошо кончается – особенно когда деньги, “взятые” в России, не все еще перекочевали в карманы тех, кто делал Сергею Заднепрянскому плохо на благословенной родине. Надеюсь, на жизнь в Чили чилийской части клана Заднепрянских Сбербанк оставил достаточно, а дикая индейская эпопея этих выживших научила их жизни скромной и неприметной.

Сергей
https://www.facebook.com/exceptor/friends?pnref=lhc

Антон
https://www.facebook.com/anton.zadnepr/friends?collection_token=100010636818977%3A2356318349%3A2&next_cursor=MDpub3Rfc3RydWN0dXJlZDoxMDAwMDk2NzA5MjM2MDY%3D

Людмила
https://www.facebook.com/liudmilka.zadnepruanskaya?fref=pb&hc_location=friends_tab

Константин
https://www.facebook.com/konstantin.zslltda?fref=pb&hc_location=friends_tab

 

Next Post

© 2019 Чили.ру

Theme by Anders Norén