Чили.ру

Очерки русскоязычного гетто

УВЕРОВАВШИЙ Часть 1 – Чародей кидалова

Один человек из подписчиков нашей группы на Фейсбуке по имени Андрей Дубень не столь давно пообещал поведать на страницах этой группы инсайдерскую историю об отмывании денег. Я знаю, что мы никогда не дождемся от него этого поста и потому решил ему помочь. Не всем дан публицистический дар, почему ж не помочь человеку в его стремлении к правде и открытости – как всегда в написании материала мы используем открытые источники (ссылка в конце).

Хочу обратиться к православным Чили. Делаю это не впервые. Но в этот раз с особым посланием. Ибо сейчас я не просто оскорблю ваши чувства, верующие (чувства людей, подобных вам, невозможно оскорбить – после всего того тошнотного оскорбления веры, которое кидали вам в лицо аферисты и воры из вашего же круга, и которое вы умудрились допустить и проглотить ) – я их размажу по стенке тонким ливером. И я говорю сейчас не об эпическом служении в Чили архимандрита Вениамина (Вознюка) – уроженца Овруча в украинском Полесье, который так преуспел в христианской любви ко всем, кто активно не любил большевиков, евреев и москалей во время Великой Отечественной войны, что был вынужден обратиться в бегство вместе с немецко-фашистскими оккупантами под напором Красной Армии. Вениамин Вознюк, который в момент перехода Волыни от Польши к СССР скинул себе два года, чтобы не попасть под мобилизацию в Красную Армию в 1941 и который прибыл в Чили с единственным документом – аусвайсом, выданным немецкой оккупационной администрации Украины. Да-да, тот самый отец Вениамин, который сумел выбраться и с Волыни и из Европы вместе со своим пастырем-духовником, таким же православным фачо, первые годы в Чили говорил только по-украински и до сих дней сохранил память о Голодоморе и ненависть к евреям, русским и левым. Возглавлял приход Зарубежной РПЦ на Оланде 44 года и был отправлен на пенсию, под свою сотню годов обвиненный, наконец, в криминальной возне с золотом, крадеными деньгами, полученными на развитие прихода, и недвижимостью, оставленной его прихожанами Зарубежной Православной Церкви. Об этом святом во плоти, который жив до сих дней, в пору слагать былины. Многие еще застали архимандрита во служении. Теперь у русских православных Вениамин-2.0 – тоже от Зарубежной РПЦ – сербский поп Душан, кармопреемник, можно сказать. И человек, столь же неразборчивый в людях и методах. Поясню, что имею ввиду, чуть позже.

Многие не знают, что епархиальная организация РПЦ Московской патриархии в Чили была оформлена юридически только в 2015 году, оформлена всего пятью человеками, из которых на данный момент в Чили осталось только двое – Сергей (какафейсер) Сюрин и Андрей (баблопреподобный) Дубень. Конечно, епархиальную организацию РПЦ Московского патриархата не эти двое задумали – их подобрал на панели владыка Леонид (Горбачев) за каким-то хреном. За каким именно? Выбор именно этих ублюдков весьма характеризует православных клириков. Серю Сюрина мы подробнее препарируем в один из следующих разов, это мелкая вошь, но в не столь давний период весьма активная на поприще официозных православных проектов РПЦ МП. И, кстати, посольским и церковникам Сюрина в свое время подсунул все тот же Александр Остренко. В итоге алкоторговец и отмыватель бабла в своем панамском оффшоре Серя Сюрин сделался православным деятелем – в эскритуре чилийской организации РПЦ МП он значится помощником главы епархии по финансово-хозяйственным вопросам. Да, гомосексуалист и беглый курсант Голицынского погранучилища ФСБ, дезертировавший в Чили в одних трениках и с рюкзачком на горбушке, Серя на волне чужих потребностей внезапно – после многих лет нищеты и алкоголизма – превратился из официанта в бизнесмена, хоть и сраного, мутнющего, с криминальным пятном в базе данных PDI. Мы полагаем, его ценность как эстафадора и оффшорного отмывалы явилась решающим фактором при включении его в актив формировавшейся епархии РПЦ МП. Ведь мы отлично понимаем, что за организация – эта РПЦ МП – и какие у нее мирские интересы.

Ну а что касается гражданина братской Беларуси Андрея Дубеня, то он, помимо своего религиозного подвижничества и присутствия в тех же учредительных документах чилийской епархии РПЦ МП, еще и входит в класт руденко-десняковского Координационного совета соотечественников за рубежом (привет, Леша Десняк, солнце ты наше незаходящее) и херентит в своей эмпресе. Пляшет в костюме мишки на приходских детских развивашках. Пишет романсы о человеческой бесчувственности и неблагодарности. Очень дружит с попом Душаном и служит в алтаре во время церковных ритуалов. Я не буду за вас делать выводы о том, что Андрей Дубень является профессионалом лишь в одной области – в торгово-финансовом мошенничестве, в кидалове на бабло. Что по нему плачет и белорусская и украинская тюряга. Что он чухнул в Чили в 2010-м просто потому, что у этой страны нет договоров с Беларусью и Украиной о выдаче преступников. И что если бы он не чухнул на другой край Земли, он, вероятнее всего, был бы уже в землю зарыт, как, опять же скорее всего, зарыли его подельника, который, в отличие от Андрея, не сумел купить себе немного времени. Такие вот святые люди стоят в руководстве местного чилийского православия – воры, алкогольные барыги, мошенники, обнальщики. Плюс некоторое количество ебланов, для которых деньги просто не пахнут – падре Душан, например. Но это карма попа-постмодерниста – быть визуальной сигнатурой, копипастом, образом, а человеком можно быть сраным (манипулятором, топтуном, интриганом, меркантилом, гнилофилом).  Так что оскорбить чувства местных православных верующих просто невозможно – они, чувства сии, покоятся под толстым слоем говна, на них насрали те, кто эти православные епархиальные организации и создал. Ибо создали их конкретные говнюки.

Андрей (Дубень), я очень ценю, что ты любишь, согласно твоим собственным признаниям, нашу группу на Фейсбуке за ее, как ты говоришь, прямой характер, за мерзкую порой, но столь необходимую нам всем правду. Я надеюсь, ты не подавишься этим материалом, приятель. Его расшерили не сегодня – он изрядно полежал и немного запылился. Ну вот и пригодился. Далее я перепечатываю оригинальный текст простым методом переноса. Это репост. Датирован исходник 2010-м годом. Ссылка, как я уже сказал, в конце.

 

“БОЛЬШОЙ КИДОК ТАТЬЯНЫ ШНАЙДЕР

Несколько месяцев Днепропетровская прокуратура не может найти Сокола.
Сокол – это не позывной «делегата планеты» Хабибуллина. Прокуратура ищет Сокола Владимира Григорьевича. Мобильный телефон его отключен, местонахождение гражданина неизвестно. Некие горячие головы, знавшие близко Сокола, даже высказали прокурорским предположение, мол, может, закатали его в асфальт бывшие компаньоны. Головы поспокойнее заявляют, что, дескать, кто-то где-то видел Владимира Григорьевича, регулярно и свободно передвигающегося по Днепропетровску, при этом, не уточняя, кто именно его видел и где конкретно.
Желающих купить Соколу билет на тот свет не так уж и много. Тем более – из компаньонов. Товарищей по бизнесу у него было двое. Причем, один мирно отошел из совместного предприятия, а вот второй… Вернее, вторая…

«Итак, она звалась Татьяна!»

По фамилии Шнайдер (Schneider). В девичестве – Короленко. И тоже – Татьяна Ивановна.
Уточняю, что имя-отчество она не меняла. Пока не меняла.
Татьяна Ивановна Шнайдер – единственный человек в этом подлунном мире, кто мог приказать Соколу Владимиру Григорьевичу удариться в бега. Она страстно желает, чтобы этого человека больше никогда не было в ее окружении. Потому что ныне пропавший Владимир Сокол является главным свидетелем в ее аферы европейского масштаба.
Пока Сокол не в руках прокурорских работников, Татьяна Ивановна отбивается от них через неподкупный Апелляционный суд Днепропетровской области. Но если вдруг когда-нибудь его задержат живого и невредимого, даже председатель упомянутого неподкупного суда Вихров уже ничем ей не поможет.

Но – все по порядку.

Татьяна Ивановна Шнайдер, среднего роста, среднего телосложения, высокого интеллекта долгое время работала под руководством известного в Днепропетровске бизнесмена. Прославился тот негоциант придумыванием и воплощением в жизнь различных схем отмывания денег.
Татьяна Ивановна терлась возле этого уважаемого человека, набиралась опыта. Но, видимо, была не очень способной ученицей, а, посему, коммерсант платил ей гораздо меньше ее запросов. И это обстоятельство было особенно обидным для госпожи Шнайдер. К тому же, она одна воспитывала дочь: а это, как известно, требует дополнительных расходов.
Но Татьяна Шнайдер терпеливо и прилежно училась, и ожидала не только превышения доходов над своими расходами, но и появления в своей жизни некоего принца. Пусть не на белом коне!
И вскоре ее ожидания превратились в реальность. Принц действительно приехал. И, действительно, не на белом коне, а на заграничном автомобиле. С персональным водителем.

Принца звали Андрей Владимирович Дубень. Персональным водителем принца был на то время здравствующий, а ныне – недавно исчезнувший и пассивно разыскиваемый правоохранителями Сокол Владимир Григорьевич.
У Андрея Владимировича была жена и двое детей. Тем не менее, между ним и Татьяной Ивановной завязались отношения. Госпожу Шнайдер, как уже было сказано, нуждавшуюся в финансовой подпитке, господин Дубень понял с полунамека. И, чтобы любимая прониклась его серьезными намерениями в отношении нее, принц купил для Татьяны предприятие, ООО «Интерком». Впрочем, одновременно с покупкой, не забыв и себя включить в число учредителей, а любимую назначив директором. Так, на всякий случай.
Предприятие он купил для того, чтобы улучшить материальное положение Татьяны. Сделал Андрей Владимирович это улучшение быстро: он включил ООО «Интерком» в существовавшую схему по «обналичиванию» денег, и доход госпожи Шнайдер тут же возрос ежемесячно примерно на $ 3 тысячи.
Татьяна Ивановна оценила жест любимого. Но вскоре предприятие попало в поле зрения налоговой милиции Днепродзержинска. Милиция накрыла некий конвертационный центр, в который «сливали» огромные суммы шестнадцать предприятий. Среди этих шестнадцати оказалось и ООО «Интерком». По словам Андрея Дубеня, налоговый милиционер пришел в офис предприятия с проверкой:

– О, это ты!? – будто бы удивился милиционер, увидев Дубеня.
– О, это ты!? – будто бы обрадовался Андрей Владимирович.

Если верить Дубеню, он и Саша, – налоговый милиционер, – были давно знакомы, и это спасло Татьяну от тюрьмы.
Материалы уголовного дела Саша, – налоговый милиционер, – изъял. Они до сих пор пылятся в его гараже. На просьбу ознакомиться с этими, уже, из личного архива, материалами, Саша сначала доброжелательно откликнулся, но потом в просьбе отказал. Мол, кроме «Интеркома» ему заплатили за закрытие уголовного дела остальные 15 предприятий, и, по его словам, с его стороны было бы не этично ворошить старое.
Вот такой порядочный он, милиционер Саша!

Увидев наяву, с какой легкостью возлюбленный вышел из сложной ситуации, Татьяна Ивановна поверила в его могущество. Она, наконец-то, дождалась своего звездного часа. Годами накапливаемый теоретический багаж вот-вот готов был материализоваться. Для осуществления задуманного, Татьяне Ивановне оставалось сделать маленький шажок. И она его сделала!

Рядом с нею были верные соратники: Андрей Дубень и Владимир Сокол. Втроем они были могущественной силой. Общую верность перспективам закрепили созданием нескольких предприятий, – чтобы быть уверенными, что друг друга не обманут. Кроме имеющегося «Интеркома», в придуманной компаньонами схеме должны были участвовать частное предприятие (ЧП) «БелИнвест» «в лице директора Сокола В.Г.» и ООО «Белаз-Украина», в котором учредителями была сплоченная троица, а директором и финансовым директором были соответственно Андрей Дубень и Татьяна Шнайдер. Владимиру Соколу была предоставлена почетная миссия торговать запчастями для техники, работающей на различного рода добывающих карьерах. Торговать Соколу приходилось за наличные, – надо было содержать не только себя, но и компаньонов.

Стекольный заводик

Андрей Дубень, как истинный патриот своего государства (а он и поныне является гражданином Беларуси) во все вновь создаваемые им предприятия старается внести приставку «Бел» , означающую «Белоруссия». (К слову сказать, он является учредителем еще одного предприятия на территории Украины – фирмы «Белкомплект»). Патриотизму Дубеня можно позавидовать, – ведь в 25 лет он вынужден был удирать из родной страны.
Удирал Андрей Владимирович не из-за политических преследований. По профессии зубной техник, он своевременно переквалифицировался в бизнесмена. И так успешно вел свои дела, что практически всех его белорусских компаньонов правоохранители упрятали на долгие сроки за экономические мошенничества. Но Дубень уже в столь младом возрасте заблаговременно чувствовал нежным местом приближение опасности, а его инстинкт самосохранения подсказывал ему верные пути отступления.
Итак, в 25 лет Андрей Дубень вынужденно эмигрирует в Приднестровье. Затем, заметая следы, прячется в Киеве.
Правоохранители ищут его, но как-то неохотно. Зато активничают блатные: они находят Андрюшу в столице Украины и выставляют ему огромные суммы в качестве возврата какого-то долга. На так называемую «стрелку» по поводу разрешения Дубеневой судьбы съезжаются серьезные авторитеты.
Итогом встречи на высшем авторитетном уровне стало совместное коммюнике, по которому на Андрея Владимировича возлагались обязательства по возвращению долга. А чтобы Дубень не придумывал всяческие отговорки, ему было поручено руководить поставками спирта на ликероводочные заводы Украины. Поставки эти курировал криминалитет.

Андрей Владимирович с энтузиазмом взялся за дело. Месяцами он метался между производителями спирта и производителями водки. В результате он не только отработал свой долг с процентами, но и умудрился «кинуть» благодетелей-авторитетов: спиртовой «король» Дубень обзавелся квартирой в центре Киева, купил шикарный «мерседес»…
Жизнь Андрея Владимировича не по средствам не ускользнула от бдительных глаз кураторов спиртовой темы. Особенно их возмутила наглость, с какой Дубень решился на «кидок». И однажды группа товарищей-авторитетов явилась к нему в квартиру.
Разговор был деловым и кратким. В результате. Дубень переписал квартиру и машину на вчерашних благодетелей. Последние же, исходя из чисто гуманитарных соображений, дали Андрею Владимировичу на дорожку 5 тысяч долларов США и посоветовали в течение суток убраться из Киева. «Еще легко отделался за «кидок» авторитетов», – радовался Дубень.

Так он оказался на ПМЖ. В Днепропетровской области.
Так он превратился в принца. Для Татьяны Ивановны Шнайдер.
Так он превратился в босса. Для Сокола Владимира Григорьевича.
Так появилась идея построить небольшой стекольный заводик…

Компаньоны и «Тас-Комерцбанк»

Идея построить небольшой стекольный заводик, точнее, линию по закаливанию стекла, недолго витала в офисе «Интеркома». «Откуда она взялась? Да кто-то из посетителей принес», – утверждал впоследствии Дубень.
Но сама идея привлекала перспективностью. Во-первых, это было настоящее, пусть небольшое, производство. Во-вторых, строительный бум в стране сулил огромные барыши.
Оставалось найти необходимые деньги для запуска производства. И деньги немалые.

Наступает звездный час Андрея Дубеня.

Для начала, он заставляет работать на полные обороты ООО «Белаз-Украина». «Я могу уговорить и «развести» на деньги любого», – признавался он друзьям. И, в подтверждение сказанному, он берет в оборот АКБ «Тас-Комерцбанк».
Именно благодаря умению Дубеня «разводить», он подписывает с банком документ, согласно которому финансовое учреждение выдает фирме «Белаз-Украина» три транша. Сумы траншей: 1 миллион гривен, 3 миллиона 200 тысяч гривен и 3 миллиона 770 тысяч гривен.
Поручителями за возврат банку 1 миллиона гривен выступают физические лица Андрей Дубень, Татьяна Шнайдер и Владимир Сокол, а также лицо юридическое – ООО «Белаз-Украина». Наступает так называемая солидарная ответственность всех компаньонов перед банком.
Обыкновенный гражданин, из тех, кто пытался получить хоть какой-то кредит в этой стране, непременно сталкивался с множеством проблем, начиная от предоставления необходимых документов и заканчивая залогом. Но только не Андрей Владимирович! Он так подделывает документы на получение кредитов, что ни специалисты-финансисты, ни служба безопасности банка ни на секунду не усомнились в их подлинности. Но это, так сказать, для протокола. На самом деле, по словам Дубеня, кредит почти в 8 миллионов гривен банкиры дали ему под… несуществующие «Белазы» и запчасти Владимира Сокола. «Я сказал, что грузовики стоят на стоянке, а запчасти лежат на складе», – спокойно комментировал Дубень.
И – поверили, даже не проверяя!
Получив первые два транша от банка, до конца не веря своему везению, Дубень решает повязать обязательствами и возлюбленную. Как раз появилась возможность получить третий транш.

Андрей Владимирович торжественно собирает собрание учредителей, на котором протаскивает решение, что третий транш в банке должна получить финансовый директор ООО «Белаз-Украина» Татьяна Шнайдер. Так и записали в решении, мол, в связи с убытием в командировку директора Дубеня, поручить оформление документов Татьяне Шнайдер.
Татьяна Ивановна поручение исполнила, в душе посмеиваясь над неуклюжей попыткой принца повязать ее общей ответственностью. Документы в банке она подписала с легким сердцем: « вы – поручили, я – исполнила!», дескать, сама бы ни за что не пошла на подлог!
Деньги эти, почти 1,5 миллиона долларов США, быстро разлетелись на различные счета, в том числе и на счета конвертационных центров.

Компаньоны и ОТП-банк

Параллельно с ООО «Белаз-Украина» в дело подключается и ООО «Интерком». Под производство по закаливанию стекла нужно помещение. Таковое находится почему-то в Черкассах, а не в Днепропетровске, – по месту регистрации предприятия. Но денег на покупку помещения нет. И, тем не менее, вскоре фирма «Интерком» становится обладателем здания, принадлежащего бывшему сахарному заводу.
По словам Андрея Дубеня, помещение это обошлось компаньонам в 600 тысяч долларов США. Но сработали они, опять-таки, чужими деньгами. «Мы продали чужие «Белазы», на эти деньги купили помещение. Затем заложили помещение в банк, и рассчитались за грузовики», – вспоминает Андрей Владимирович.
Итак, купленное за 600 тысяч долларов здание, ООО «Интерком» уже в лице директора Шнайдер Татьяны Ивановны закладывает в ОТП-банк за 788 тысяч 116 долларов и 40 центов. Одновременно Татьяна Ивановна берет в том же банке кредит на покупку легкового автомобиля и получает кредитную линию в размере 100 тысяч гривен без залога, под обороты предприятия.
Даже неспециалистов в этой сделке насторожило несоответствие залога выданным суммам. Но специалисты банка в лице Скоромной А.И. и Емельяновой О.А. придерживались иного мнения.

Купив помещение, тут же заложив его, компаньоны начали строительство в нем стекольного заводика. Пока специалисты приводили здание в порядок, Андрей Владимирович и Татьяна Ивановна вели переговоры по закупке оборудования.
Печь для закаливания стекла они выбрали финскую. Прайс-лист компании Тамгласс Инжиниринг сообщал, что их новая печь, на которую положили глаз компаньоны, стоит 950 тысяч евро. Но таких денег у них не было.
Ёни Суомалайнен, представитель Тамгласса в Москве, почти обрусевший финн, понимает условия игры на постсоветском пространстве. Он охотно соглашается вести переговоры по продаже печи, и неохотно соглашается на существенную скидку в цене.
Андрей Владимирович везет ему в Москву наличными 55 тысяч евро, и цена печи для «Интеркома» становится 800 тысяч евро.
Но и этих денег у компаньонов нет. И тогда Ёни с достоинством отрабатывает полученное от Дубеня вознаграждение. Он подписывает между Тамглассом и «Интеркомом» контракт, согласно которому «Интерком» платит финнам первоначальный взнос в размере 242 тысячи евро, остальная же сумма вносится в течение 36 месяцев равными частями, по 16500 евро ежемесячно.
Но даже и этих денег у компаньонов нет. И тогда Дубень делает жест доброй воли: он, по его словам, продает свое офисное помещение в Днепропетровске и отдает 242 тысячи евро Татьяне.
Но Татьяна Ивановна по законодательству Украины не может вот так, наличными, передать деньги финнам. Компаньоны находят посредников, которые, за определенный процент, платят за границей 242 тысячи евро финнам, а новоявленные стеклозаводчики отдают в Украине деньги наличными.
Одновременно, перед подписанием контракта, финны страхуются. Поручителями, что оборудование никуда не пропадет до полной выплаты денег финской компании, по известной, откатанной, схеме с «Тас-Комерцбанком», выступают Татьяна Ивановна Шнайдер, Андрей Владимирович Дубень, ЧП «БелИнвест» в лице директора Сокола Владимира Григорьевича, ООО «Белаз-Украина» в лице директора Олейника Василия и ООО «Триумфальная Арка – Украина» в лице директора Филиппова Андрея. Точно такая же солидарная ответственность всех и – никого! (Заметим, кстати, что ООО «Триумфальная Арка – Украина» – подразделение белорусской «Триумфальной Арки»).
Более того, осторожные финны предложили застраховать свою печь в австрийской страховой компании «Гарант», и компаньоны с радостью предложение приняли. Завершив страховые и поручительские процедуры, ООО «Интерком» получило новую печь стоимостью 800 тысяч евро всего за 242 тысячи евро.

Но одной лишь печи для завершения цикла производства было мало. Компаньоны договариваются с итальянской компанией «Бавеллони» о приобретении дополнительного оборудования. Схема покупки до боли знакома: те же поручители, та же страховая компания… сделка отличается лишь суммой. «Бавеллони» и «Интерком» подписывают контракт, в котором сказано, что все оборудование стоит 424 тысячи 228, 52 евро. Первоначальный взнос ООО «Интерком» платит в сумме 127 тысяч 228,52 евро. Остальные деньги «Бавеллони» должен получить в течение 36 месяцев, по 8 тысяч 250 евро ежемесячно.
Первоначальный взнос итальянцам Татьяна Шнайдер переводит по схеме проплаты первоначального взноса Тамглассу.
Итак, финны и итальянцы, получив предоплату и страховые полисы, смело отправляют принадлежащее им оборудование в адрес ООО «Интерком».

Первый миллион Сокола

Но и денег на уплату таможенных налогов и акцизов у компаньонов по-прежнему нет. Стеклозаводчики ищут выход из сложившейся ситуации, и незамедлительно его находят.
Для начала, они находят две новомосковские фирмы, частные предприятия «Дафин» и «Новиком». По словам Андрея Владимировича, эти ЧП «крышуются» неким депутатом Верховной Рады Украины и зарабатывают деньги на возврате НДС.
Татьяна Шнайдер немедля заключает с «Дафином» и «Новикомом» два договора о том, что ООО «Интерком» за вознаграждение (по каждому договору!) в 10 тысяч гривен покупает у «Тамгласса» и «Бавеллони» печь и дополнительное оборудование именно для этих частных предприятий. Правда, ни финны, ни итальянцы об этом ни сном, ни духом! Зато новоявленные договоры устраивают обе стороны: «Интеркому» не нужно платить 155 тысяч евро в таможню; вместо этого, Андрей Дубень отвез хозяину 95 тысяч евро, сэкономив 60 тысяч!
Тут же Татьяна Шнайдер дает указание работающему у нее Майну Александру Ивановичу изготовить фальшивые контракты между «Интеркомом» и «Тамглассом» и «Бавеллони», котороые нужно предоставить в таможню.
В соответствии с приказом, Александр Иванович готовит новые контракты, в которых ничего не говорится о предоплате, и аккуратно, с помощью компьютера, переносит туда печати и подписи финна и итальянца. Бумаги сделаны настолько профессионально, что опытные таможенники не замечают подделок.
Получив наличными 95 тысяч, истинный хозяин частных предприятий «Дафин», «Новиком» и «Коминвест» передает оборудование частному предприятию «БелИнвест» Передает на бумаге, потому что это оборудование уже давно смонтировано в Черкассах, на территории, заложенной «Интеркомом» ОТП-банку! Передает, после якобы уплаты Соколом 800 тысяч евро за печь и почему-то 546 тысяч 260,31 евро за дополнительное оборудование!
Откуда у частного предпринимателя такие деньги, 1 миллион 346 тысяч 260, 31 евро – никого не интересовало: ведь сделка-то была лишь на бумаге.

Итак, в одно прекрасное утро Владимир Григорьевич Сокол проснулся настоящим миллионером! Шутка ли: его частное предприятие (зарегистрированное на его жену!) стало обладателем нового оборудования на фантастическую сумму. Но и эта операция по обогащению была лишь звеном в цепи задуманного большого «кидка» Татьяны, Андрея и Владимира.

Компаньоны и лизинговые компании

Напомним, что за печь «Интерком» заплатил реально 242 тысячи евро. За дополнительное оборудование – 127 тысяч 228, 52 евро.
Напомним, что и печь, и дополнительное оборудование, согласно контрактам, оставались собственностью финской компании «Тамгласс» и итальянской компании «Бавеллони».
Напомним, что и печь, и дополнительное оборудование были застрахованы в австрийской страховой компании «Гарант», и сами компаньоны, и их предприятия являлись поручителями честности данных сделок.
Но компаньонов эти обстоятельства не смутили. И они продают чужое оборудование!
Печь, стоимостью 800 тысяч евро, приобрела у ЧП «БелИнвест» за 1 миллион 600 тысяч долларов США Первая Западно-Украинская лизинговая компания.
Даже в худшие для американского доллара времена, он не ходил в Украине 2:1. Куда смотрели менеджеры, руководство и служба безопасности лизинговой компании – непонятно. Но условия договора устроили не только наших компаньонов, но и покупателей.
Дополнительное оборудование, стоимостью 424 тысячи 228, 52 евро покупает у того же ЧП «БелИнвест» лизинговая компания ООО «АМО» за 560 тысяч 950 евро. На сотрудников этой лизинговой тоже нашло временное затмение.

Итак, в еще одно более прекрасное утро Сокол Владимир Григорьевич проснулся еще более настоящим миллионером! Но тешился новым званием он недолго. Компаньоны приняли решение снять эти деньги со счета ЧП «БелИнвест», и Сокол быстренько разослал их по указанным адресам!
Сделка, ради которой затевалась вся цепь операций, наконец-то завершилась! Компаньоны, заработав только на оборудовании 1.600.000 долларов и почти 561 тысячу евро, могли спокойно вздохнуть.
И вздохнули! И тут же «Интерком» взял в лизинг у упомянутых выше компаний оборудование, которое давно уже стояло в производственном помещении в Черкассах и работало на полную мощь на благо компаньонов. Дальнейшая судьба ни оборудования, ни печи, ни помещения Татьяну, Андрея и Владимира уже не интересовала. Ведь «Тас-Комерцбанк», ОТП-банк и лизинговые компании принесли им баснословную прибыль.

О том, что это так, видно из переписки между Андреем Зайцевым из ООО «Бусел» (представляет интересы «Тамгласса» в Украине) и Андреем Дубенем. Вот лишь некоторые цитаты с комментариями к ним.

«Вниманию: Татьяны Ивановны и Андрея Владимировича.

Уважаемые дамы и господа,

1) Из Вашей оплаты 16500 EUR от 05.02.2008 на Bavelloni дошло 15500 Евро. Я попросил их дополнительно разобраться с этим со своей стороны, но, тем не менее, прошу Вас также запросить Ваш банк относительно возможной причины.

2) Вами задержана оплата взноса 8250 Евро, срок оплаты которого истек 08.02.2008. Пожалуйста, погасите задолженность. С уважением, Андрей Зайцев».

По словам Андрея Дубеня, в то время у компаньонов была для оплаты взноса именно сумма 15500 евпо. Они решили отправить ее, а итальянцам сообщили, что, мол, это банк чудит, и, наверно, взял проценты за перевод. Но итальянцы оказались настойчивыми:

«Касательно Вашей оплаты от 05.02.2008, итальянцы дополнительно сообщили, что уже проводили разбирательство и отсылали в свой банк копию Вашей swift-овки, однако их банк подтвердил, что получена сумма именно 15500 Евро (вместо 16500 Евро) и что с точки зрения их банка именно такая сумма была отправлена. Вероятность удержания иностранным банком комиссионных такого размера представляется им нулевой. Еще раз просим Вас разобраться с Вашим банком, который производил этот платеж».

«Вниманию: Шнайдер Татьяны Ивановны, Дубеня Андрея Владимировича. Вами просрочены оплаты на GlastonItaly (Bavelloni) за 08.02.08, 08.03.08, 08.04.08 в общей сумме 24750 Евро».

Иногда компаньоны просто издеваются над обманутыми владельцами оборудования. Вот, например, письмо Андрея Дубеня Андрею Зайцеву:

«Привет, Андрей! Платеж на «Бавеллони» будет не позднее 23 марта. Дубень Андрей.»

Ответ Зайцева:

«Уважаемый Андрей Владимирович, 23 марта – явно уже не будет. Имеется в виду 23 апреля или 23 мая?»

И еще:

«Уважаемый Андрей Владимирович! «Тамгласс» напоминает, что взносы за печку за март, апрель и май Вами не оплачены. Общая сумма задолженности 46500 евро»,

Еще одним подтверждением завершению операции «Большой «кидок» стал неожиданный выход из состава учредителей «Интеркома» Андрея Дубеня. Правда, он объясняет свои действия, как и разрыв близких отношений с Татьяной Ивановной, честным мужским поступком.
Вырученные от комбинации по продаже чужого имущества огромные суммы растворились. Дубень считает, что Шнайдер его обманула. Татьяна Ивановна, по слухам, купила дочери квартиру в Киеве, машину, и себе – квартиру в Лондоне.

Компаньоны и суды

Стекольный заводик Шнайдер отдала практически на откуп Поликарпу Бражникову – руководителю производством. Бросить «Интерком» она не могла, – сразу бы возникли проблемы и с «Тамглассом», и с «Бавеллони», и с ОТП-банком, и с лизинговыми компаниями. Пока Татьяна Ивановна хоть и с опозданием выплачивала свои долговые обязательства, все эти учреждения молчали. Но в середине прошлого года платежи от «Интеркома» прекратились.
Подняли шум лизинговые компании. Долг перед ОТП-банком на сегодняшний день составляет 650 тысяч долларов и более 3 миллионов гривен штрафных санкций. Задолженность за печь составляет 382 тысячи евро, а за дополнительное оборудование – 173 тысячи 250 евро.
«Сведбанк», преемник «Тас-Комерцбанка», выиграл суд – компаньоны-поручители и ООО «Белаз-Украина» должны выплатить банку 1 миллион гривен и штрафные санкции. В отношении Дубеня Андрея Владимировича было возбуждено уголовное дело по факту мошенничества. «Дали» ему « 2 с половиной года условно, плюс запретили 2 года заниматься коммерцией. Но он благополучно сумел попасть под амнистию. Стоило это ему всего лишь 8 тысяч долларов, которые он отдал судейским и прокурорским.
Против Шнайдер и Сокола сначала возбудили одно уголовное дело – по факту незаконной продажи печи. Татьяну Ивановну даже арестовали по решению суда.
Между ней и Ёни Суомалайненом была даже очная ставка, на которой госпожа Шнайдер чуть не довела до инфаркта сребролюбивого финна, заявив, что это он предложил ей продать чужое оборудование.
Но Апелляционный суд принял решение освободить Татьяну Ивановну Шнайдер из-под стражи до суда. Источник, близкий к председателю суда Вихрову, сообщил, что временная свобода обошлась Татьяне Ивановне в 50 тысяч долларов.
Сейчас ей предъявлено обвинение по второму эпизоду – продаже чужого дополнительного оборудования. Вот-вот должны состояться суды.
Поликарп Бражников уволился со стекольного заводика.

Андрей Дубень рванул в Чили – после разрушительного землетрясения этой стране не обойтись без помощи Андрея Владимировича. По слухам, он «развел» какого-то банкира на 300 тысяч евро, которые обещает отдать через год.

А Сокола Владимира Григорьевича по-прежнему не могут найти!”

 

Геннадий Устинов. Журналистские расследования.

Исходник – //gpu.com.ua/content/bolshoi-kidok-tatyany-shnaider

 

Учетная запись основной из мошеннических контор Андрея Дубеня по сей день красуется в зале славы украинского кидалова. Остальные там тоже есть. Все упомянутые в тексте юридические лица, компании гр. Дубеня и соратников были ликвидированы в том самом баблоносном 2010-м. //rada.com.ua/rus/catalog/27667/ 

Но это не конец истории – тем более, не конец истории дубеневского Belkomplekt. Скорее, преамбула. Ибо Андрей ныне с нами, в Чили, вот уже несколько лет пишет чилийские страницы своей биографии. Историю жизни профессионального мошенника. И в этой истории нашлось просторное место для аферы с наследием Руссо-Балт-Белаз в виде 11 карьерных самосвалов –  эмпресы, истории возникновения которой посвящен наш предыдущий очерк – финал этой истории венчает нерушимый союз менталитетов Андрея Дубеня и Александра Остренко. Кстати, оба героя – шибко православно-верующие. Но едва ли это еще кого-либо удивляет – свобода совести совкового существа  отлично конвертируется в свободу от совести, а господь бог – в инстанцию, с которой можно легко договориться.

На фотографиях в аттаче – Андрей Дубень в образах святого и благоверного. Полагаю, лиц, присутствующих на одних с Андреем снимках – попа с супругой, чилено-российского православного полицейского, чилено-российского православного патриота России и махинатора Белазами,  белорусского друга Андрея Дубеня по кулинарным ивентам (иже торговца церковными свечками в подворье храма в Провиденсии и прежнего бизнес-партнера известного белорусского сутенера в Чили), воспитательницы подрастающего поколения и одновременно жены Андрея Дубеня Эмилии Ковальковой в различных географических координатах и т.д. – персонально отмечать нет смысла. Тем паче, что персоналий некоторых из них мы в дальнейшем непременно коснемся. Ибо, сколь ни был бы мил человек, а истина милее.

Next Post

Previous Post

© 2019 Чили.ру

Theme by Anders Norén