Чили.ру

Очерки русскоязычного гетто

УНЕСЕННЫЕ ВЕТРОМ – Часть 1. Однажды

Привет, мои дорогие читатели.

Давно мы не обращались к нашим несколько подзабытым деревянным игрушкам, прибитым к полу – Клубу Сынов Отечества Решивших Свалить (КСОРС), Алексею Руденко-Десняку и его блаженным фолловерам. Алексей со товарищи представляет собой феномен невменяемого механического зла, смеяться над которым и в лицо которому не только просто и временами приятно, но и полезно. Своего рода профилактические процедуры против доморощенных паразитов сознания. Это хорошо разгружает от бытовых и производственных стрессов. Мы же с вами не унылые сопротивленцы – мы радостные, смеющиеся люди. Юмор – и черный, саркастический тоже – это великая сила. А в сочетании с прямотой и честностью – это сила неодолимая. Объектам наших насмешек вновь, в который уже раз, повторю – не получится у вас быть ворами и мошенниками и при этом корчить из себя приличных людей. Сколь ни длится тишина, грозы не миновать. Мы смеемся, потому что нам нечего скрывать – на нас пробы юридической чистоты уже ставить некуда, у каждого автора нашего сайта приличная иммигрантская история, история получения видов на жительство, статусов, паспортов и справок об отсутствии правонарушений. У меня вот лично на руках 8 таких справок из трех стран, где мне довелось жить, включая 2 вполне себе свеженькие справки об отсутствии фактов судебного преследования – чилийская и российская. Интернет обо мне, в отличие от той кучи дерьма, которая вываливается из поиска на имена героев моих скетчей, тоже ничего дурного не знает. Я – “обычный заезжий человек”, как однажды огорченно признал эстафадор и мешок нелечебной грязи Серя Сюрин. Поэтому я делаю то, что делаю, то, что считаю в праве делать. Меня иногда спрашивают, не жаль ли мне героев моей сатиры, ведь почти все они – люди очевидно ущербные, одномерные, не способные к саморефлексии. Конечно, мне их немного жаль, их жизни – это прыжки в длину между каких-то средневековых противопехотных кольев, врытых в землю. Но я люблю хороших гармоничных и трезвых людей без нравственных перекосов, поэтому жалость к падшим, когда эти падшие пытаются залезть на головы хороших людей, никогда не берет во мне верх над чувством справедливости. Вежливости ради я обязан извиниться перед читателями за неритмичность публикаций – предновогодние месяцы очень хлопотны. Поэтому напоминаю – наш ресурс для тех, кто умеет ждать. У нас тут все малость по-русски – делу время, потехе час, но коли сели “о делах наших скорбных (диаспоральных) покалякать”, скучно не бывает. Медленно запрягаем, никуда не торопимся, но ездим быстро. Многих, бывало, укачивало. Иных сносило на поворотах с нашей термоядерной печки. Зато мы не опаздываем. И не промахиваемся адресом.

Мы все знаем о законе притяжения подобного к подобному. В русской диаспоре мы видим прежде весьма активную кучку ебаных лицемеров, живущих двойными-тройными стандартами – я называю это “гибридными иммигрантами” за их сегментированную мораль и мимикрию под “интеллигентов”, “патриотов России” или просто “хороших ребят”. Предыдущая генерация российских иммигрантов в Чили – люди, которые тут по 15-20 лет уже, а то и более – как правило прибились к чилийским берегам как мусор. Не все, но большинство. Нищие, без образования, без профессии, они вели жизнь социальных отбросов – такую же точно, какую они вели и в России, а кое-кто упал здесь даже ниже домашнего уровня. Чтобы вылезти из говна, они шли на все. В этой генерации иммигрантов мы видим весь букет библейских грехов, который смердит на всю Чили при одном упоминании имен этих людей. Это как копнуть компост. Люди эти весьма часто и странным образом ностальгируют по Отечеству, которое сами же – порой в большой спешке – покинули, бросив там нередко своих детей, друзей, а также судебных приставов и милицейских оперов на полный произвол судьбы. / Генерация следующая, наша (5-10 лет в Чили) – зачастую это люди, прибывшие не прямиком из России, а уже имея опыт жизни в других странах, либо успев многие страны посетить и оценить. Люди, приехавшие со своими деньгами, своими представлениями о порядке вещей, люди, которые не станут браться за абы что лишь бы зацепиться. Генерация “жирных лет”, получившая свои преференции благодаря межкризисному периоду роста мировой экономики. Разумеется, я не принимаю в расчет многочисленных интернетных жен и невест, составляющих всюду большинство русскоязычных диаспор и являющихся стратегическим экспортом России и Украины – этих полно во всех волнах постсоветской иммиграции, во всех странах, включая даже многие беднейшие страны Африки – это отдельная история. Без обид там, на женской стороне – вы знаете позицию нашего ресурса по вопросу мэйл ордерд брайдс, она не менялась и не изменится. У нас в авторском активе не только мужчины, поэтому огульные претензии в шовинизме не принимаются. Мы вскоре продолжим обсуждение “шкурного вопроса” в наших очерках – не в последнюю очередь для того, чтобы сами вы яснее представляли себе особенности вашего положения в роли товара на международном love-маркете, назовем это так. /…Ну и нынешняя плеяда иммигрантов, “гибридная” – спасает свои скромные накопления посредством бегства из РФ ввиду высоких издержек жизни в родной стране, встающей с колен ценой сокращения этих самых накоплений населения. В этой волне и геи, и вечные комсомольцы и шизо-нацики свежей штамповки. Огромный потенциал этой волны иммиграции ошеломляет прежде всего количественно – по данным Левада-Центр, который трудно заподозрить в оппозиционности, хоть он, по обновленной информации вдруг признан “иностранным агентом”, об эмиграции думает 41% трудоспособных россиян, а 21% к этому шагу готовится. Проблема этих людей – самосознание, которое российские медиа отжали как половую тряпку, а затем смочили в тазике с посмертными анализами мочи СССР. И тут-то этих новых иммигрантов и встречает горячими объятьями генерация первая из трех перечисленных – двадцатилетние (в плане стажа) сидельцы на случайно перехваченных деньгах, на выдуренных, украденных заначках – встречают в фейсбучных русско-чилийских группах, готовые вылизать очко любому, кто поделится с ними своими российскими сбережениями, перемещенными в Чили в порядке весьма патриотической эвакуации этих самых жоп и этих самых сбережений из России. “Разведи соотечественника” на бабки – очень старая русско-иммигрантская забава, свойственная также и украинцам с незапамятных времен, наступивших сразу после распада СССР. Среди новых, “гибридных” встречаются люди, не привыкшие бегать на четырех и “жрать снег с кашею березовой”, люди чистые. Они сильные. Они идут наперекор судьбе. Нужны им эти странные “соотечественники”? Нет. Нормальный человек, проживший значимый кусок сознательной жизни в России, как правило, на соотечественников смотреть не может, его зачастую от них воротит, он ищет чего-нибудь другого. Он уезжает из России в том числе и из-за окружения, социума, стремясь стать частью социума другого типа. К тому же сгнившая и ушатанная невзгодами иммиграции порода беженцев из России 90-х и 00-х годов чаще всего не отдает себе отчета, как сильно изменилась и разбрелась во все степи психология нынешних россиян, как быстро в российском массовом самосознании сменяются тренды. И потому хронологически намного более ранняя генерация иммигрантов выглядит на фоне новых людей из России каким-то слежавшимся мусором. Но есть волшебная машина времени, которая усилием искусственного электромагнитного поля держит значительную часть россиян во “внутреннем СССР” – вот такие мигрики и становятся “гибридными” в первую очередь. Старый совковый мусор подает недвусмысленные знаки узнавания новому – типа, эй, земляки, мусорка здесь, давай сюда, к нам! “Гибридность” – это когда “одна нога тут, а другая все еще там”. Некоторых этот дуализм просто разрывает по пердачному шву – как нашего Лешу Десняка, например. И да, притягиваясь, это бесподобное подобие  доделывает работу по сближению старого иммигрантского биомусора с новым – глядь, “гибридные” уже машут триколором на одной помойке с нулями времен Второй Чеченской. Казалось бы, какого хуя? И что у них может быть общего по-существу? А ответ простой – по-существу все это насчет денег. Люди разного возраста и бэкграунда на этой почве обретают друг друга под сенью двуглавой птицы в закордонье. Жизнь, она у всех складывается по-разному. Иисус в 33 уже завершил карьеру, а Илья Муромец только-только вышел из детства, и былина именует его “отроком”. Так что даже такие покрытые мхом артековские горнисты, как преподобный всех наших местных подобных Алексей Руденко-Десняк могут бить себя сандаликом в грудь и думать, что у них еще все впереди.

Если ваш способ формирования персонального бюджета не связан с заработком на соотечественниках или с привлечением их денег в ваши “проекты”, поддерживать отношения с диаспорой не имеет совершенно никакого смысла – часто вредит вам, так как влечет репутационные издержки, может замарать связями с людьми нечистыми перед законом, задерживает, замедляет вашу интеграцию в новую для вас ментальную среду. Русские и без того интегрируются в новые общества, в другие системы ценностей с большим трудом. Язык тут не самое главное – важнее образ мысли, привычки. Если вы консервируете это в себе, у вас неизбежно появляются проблемы с интеграцией в новой стране. При детальном обзоре ментальные отличия россиян от латинов не велики, главная общая черта тех и других – животный меркантилизм. Но. Девять из десяти интернетных русских жен разводятся в первую пятилетку брака с чиленом. Причина? Роковое несовпадение меркантильных ожиданий на какие-нибудь 10-15%, которые в России считаются среднестатистической погрешностью и сами по себе редко становятся причиной развала союзов – там есть причины посерьезнее. Что же тогда? Максимализм. Ощущение харизмы – ты осчастливила, а тебя не заценили. Возможно, тебя и вовсе бросили, поменяли на другой товар, на более свежую модель. И ты не можешь собрать себя из кучи обломков, потому что очень трудно поверить в то, что миф о магической невъебенности русской женщины мог оказаться такой дурацкой лажей. Ты становишься обыкновенной, второсортной, иногда даже теряешь веру в себя настолько, что начинаешь ненавидеть эту страну, продолжая оставаться тут. Случается это и с мужчинами – с носителями типично русской харизмы сынов Заратуштры особенно. По обстоятельствам краха программы, согласно которой “пришел, роняя белоснежные перья в нечистоты, и все стало другим”. Не стало. Сидит бухает. И набивается в кореша новичкам в надежде ай да чего-нибудь на них выдурить. Смотрите в оба – сегодня это ваши френды, а назавтра в портретах этих уебищ, всех этих остренок и сюриных, вы с тошнотой в горле  узнаете самих себя.

Вы должны помнить, что подавляющее большинство русских, когда-либо заехавших сюда, рано или поздно из Чили уезжает. Остаются те, кто не может уехать – люди, для которых наладить какой-то заработок тут оказалось самой большой удачей всей жизни, матери детей от смешанных браков, которым зачастую чилийские эксы не дают разрешения на вывоз детей из страны, а также честные интернетные жены, которые перестали пытаться хватать звезды с небес, подзавяли, подзасохли и привыкли. Успех – настоящий, стабильный успех – для русских в Чили уникальная редкость. Если вы этого еще не поняли – вы просто потенциальная пища для своих же соотечественников-эстафадоров, для вечных лузеров, которые будут вести свой четвероногий образ жизни циничных подхалимов в этой стране, покуда не истечет их земной срок, пуская пузырики в хирургических трубках, торчащих из всех отверстий бренной телесной оболочки.

Отсутствие совести любопытным образом ограничивает воображение человека, делает его мысль нетворческой, плоской, некреативной. Он становится ублюдочным прагматом. Для успеха нужны твердые принципы – это все а ну хуета полная, будто беспринципность иже “гибкость” приносит позитивные плоды. Беспринципность приносит лишь временное облегчение, но не решает ни одной глобальной задачи. Беспринципность как черная плесень убивает атмосферу любого дела. Недаром в русских деревнях дома, пораженные черной плесенью, принято сжигать и строить новые. Ограниченность воображения беспринципного человека выражается в том, что он не может себе представить, что кто-то способен быть не таким, как он – не таким продажным, не таким всеядным, не таким меркантильным. Беспринципный человек ограничен умом, ибо не способен понять, что прагматика может работать на твердых причинно-следственных принципах. Для беспринципного человека столкновение с чужой системой принципов – ночной кошмар. У беспринципного от этого случается спорадический приступ логореи с полным набором признаков дислексии и паническими атаками – как у Сюрина в интернете – когда несчастному бесхребетному существу просто критически необходимо быть все время на виду у социума, все время что-то бессвязно и бессмысленно бздеть. Беда, несчастье для такого индивида столкнуться с чужой системой жестких критериев оценки – вот что это значит. И ладно бы мы говорили только о таких закоренелых в своем прогибе под обстоятельства дешевых шлангах, как этот Сюрин. Но и в новых людях, еще полных здоровых амбиций, потенциал прогиба бывает чересчур великоват. Еще пару-тройку лет назад они сидели в России и Украине, на островах невезения. Хотят это забыть. Но чтобы забыть это, нужно меняться. На всю глубину самопредставления. Сложность этого процесса заключается в том, что если вы будете меняться под обстоятельства ( скажем так, “засюриваться”), а не под собственные принципиально понимаемые задачи, то вы “обсюритесь” по полной и станете ходячей метафорой языка в чужой сраке.

Низкое качество человеческого материала, трэшовые морально-психологические качества большинства русскоязычных иммигрантов в Чили в целом не удивляют. Я давно уразумел на опыте жизни в других странах, что миф о том, будто из быв. республик СССР бегут лучшие, что это некая утечка лучшего генофонда и лучших мозгов – полнейшая хуета. Бегут все подряд, в этой беготне – весь срез общества стран исхода. От проституток, дезертиров и алиментщиков до профессоров и уникальных ученых. Безвизовые страны, такие как Чили, с нестрогим и даже скорее похуистическим контролем за иммиграционными процедурами, становятся прибежищем русскоязычного трэша особенно часто – здесь надо глядеть в оба под ноги, едва входишь в зону общения с соотечественниками, дабы не вступить в говно. Откуда столько говна? Надо ли удивляться? Забыли откуда вы? Забыли, что вас там окружало и почему вы решили съебаться из своей страны? Ну тогда вспомните – и станет меньше нелепых вопросов. Меньше пафоса. Меньше неловких моментов. Обилие отечественного говна за бугром вполне соответствует уровню реального культурного развития стран исхода. Если в наших странах говнистость является адекватным навыком бытия, почему здесь в среде соотечественников должно быть иначе? Перечитайте выше и задайтесь вопросом, многие ли иммигранты всерьез работают над собой, сменив точку на глобусе? Не менее половины не только не стремится к глубоким переменам в своем менталитете, но напротив – пестует и лелеет свое этно-культурное самомнение с таким бараньим упрямством, будто вокруг инопланетяне, будто никто не понимает, кто мы, откуда и почему. Зачастую русские наивно веруют в свои доморощенные мифы гораздо сильнее, чем местные вообще об этих мифах осведомлены. И это просто какая-то трагикомедия, друзья мои. Привычки сознания слабо зависят от места обитания. Хотите подтверждения? Просто взгляните на тех иммигрантов и иммигранток, которые тут по 10-20 лет уже – большинство этих людей застряло на том уровне развития, с которым они покинули Россию. Они будто превратились в консервы. Опыт предыдущих товарищей вас ни чему не учит? Если вас учат только пинки судьбы, невзгоды, обломы, лишения – то снова приглядитесь к тем иммигрантам со стажем, которые “обучаются” переменам таким эксцентричным методом. И не повторяйте за ними эту практику – она в корне порочна. Именно для того, чтобы вы не повторяли чужих ошибок, мы вас и взбадриваем, мои драгоценные, берем анализы у иммигрантского сообщества и делимся с вами результатами наших изысканий. В следующей части мы перейдем непосредственно к разбору самих анализов – с шутками-прибаутками, как и подобает людям, привычным к работе в анатомическом театре. Как и прежде, не будет никаких ритуальных индейских плясок и обтекаемых формулировок. Непременно будут обиженные, но это, как всегда, не будет иметь никакого значения. Вот что действительно имеет значение – по крайней мере лично для меня – это затруднения, с которыми вы зачастую сталкиваетесь, пытаясь понять самих себя. Но, “однажды, в серую краску уставясь взглядом, ты увидишь себя. И серую краску рядом”.

 

Next Post

Previous Post

© 2019 Чили.ру

Theme by Anders Norén